Профессор Александр Цыцулин: «Двигатель прогресса – не торговля, а любопытство». Любопытство двигатель прогресса


Любопытство — двигатель прогресса | Журнал "Фармацевт Практик"

ПсихологіяСтатті

09/04/2017

Любопытство присуще не только людям, но и многим другим живым существам. Правда, поговаривают, что для кошек проявление любопытства чревато фатальным исходом. А любопытствующим женщинам по имени Варвара посещение базара грозит потерей носа. Несмотря на грозные предостережения народной мудрости, все же попытаемся найти позитивные аспекты этого базового способа познания окружающего мира

Удовольствие познания

Мозг людей и животных устроен таким образом, что мы получаем удовольствие от изучения новой информации. Любопытство помогает уменьшить неопределенность и сделать верный выбор. С детского возраста людей привлекают новые объекты и новый опыт.

Острое желание узнать «что это?» и «почему так?» являются необходимым этапом развития человека. Любопытство — это движущая сила познания и новых открытий. Однако праздное любопытство зачастую приводит к бесполезному времяпрепровождению: «интересно, чем закончится этот дурацкий сериал?» или «что там за видео, которое покорило весь интернет?». Подобное любопытство может стать «убийцей» времени и способом отвлечения от срочных и необходимых дел. Однако даже праздное любопытство может принести пользу или привести к замечательному открытию.

Последствия любопытства Фарадея

Люди, движимые любопытством, не обязательно осознают, зачем они это делают. Майкл Фарадей в начале XIX в. даже не помышлял о практических нуждах своих далеких потомков. Его просто интересовали электрические явления и только поэтому он их изучал. Когда Фарадею задали вопрос о возможных практических перспективах его опытов с катушками из медной проволоки, в которых под воздействием магнитного поля генерировался электрический ток, непрактичный ученый ответил, что, вероятно, можно будет делать занятные самодвижущиеся безделушки.

Теперь электричество (в том числе и фарадеевские катушки в электродвигателях) — одна из основ современной цивилизации. Если бы сегодня разом исчезли все источники электроэнергии, то уже через несколько часов это привело бы к глобальной катастрофе и реальной угрозе выживания человечества. Результаты сугубо фундаментальных исследований электромагнетизма за два века стали широчайшим образом использовать на практике, чего Фарадей никак не мог предположить 200 лет назад.

Острое желание узнать «что это?» и «почему так?» являются необходимым этапом развития человека

Как работает наука

Стремление знать, как устроен окружающий мир во всех его проявлениях, заложено глубоко в человеческой природе. Люди, всерьез занимающиеся наукой, одержимы непреодолимой жаждой познания. Причем наиболее ярко это проявляется у исследователей, занимающихся фундаментальной наукой, далекой от сиюминутной практической пользы. Зачастую их открытия так и остаются невостребованными, но иногда они меняют представления об окружающем мире и приводят к великим прорывам, выводя человеческую цивилизацию на качественно новые уровни.

Читайте также: Альтруизм как средство выживания

Любые попытки упразднить фундаментальную науку бессмысленны и обречены на неудачу, поскольку невозможно уничтожить врожденную неистребимую потребность человека в чистом знании. Представления о том, что ученые методично и целенаправленно идут к поставленной задаче — это глубокое заблуждение. Часто научные исследования напоминают блуждания в кромешной тьме. Это метод многочисленных проб и ошибок, проверок и опровержений огромного количества рабочих гипотез.

Только неискоренимое любопытство может заставить ученых продолжать это неблагодарное, но невероятно увлекательное занятие. Настоящие открытия совершают только самые настойчивые и трудолюбивые исследователи, одержимые идеей и движимые любопытством. Все начинается с идеи, потом приходят решения, как улучшить процесс, и всегда настоящий ученый отталкивается от фактов, полученных в процессе экспериментов. При этом любое открытие порождает еще больше вопросов. Это как неисчерпаемый колодец — сколько бы ведер не достать, вода только прибывает.

Шнобелевская премия 2016 г.

Ярким примером научных исследований, проводимых из чистого любопытства, служат лауреаты Шнобелевской премии. Эту награду ежегодно вручают за различные сомнительные труды и изобретения. В 2016 г. приз в номинации «медицина» получили немецкие ученые, которые выяснили, что если у вас чешется что-то с левой стороны, можно унять зуд, подойдя к зеркалу и почесав то же место с правой стороны (и наоборот). Египетский уролог установил, что сексуальная активность самцов крыс снижается, если на них надеть трусы с добавлением синтетики, по сравнению с эффектом от надевания хлопковых и шерстяных штанишек.

Бельгийские психологи изучили влияние возраста на умение лгать и обнаружили, что самыми искусными лжецами оказались подростки, а с годами этот навык утрачивается. «Шнобелевку» в номинации «химия» получила компания Volkswagen за изобретенный хитроумный способ обманывать тесты на содержание в выхлопных газах оксида азота. Автомобили компании были снабжены системой, которая обманывала экспертов, показывая, что выбросы машины соответствуют норме.

Шнобелевскую премию мира заслужили канадцы, которые экспериментальным путем определили, что любители вывешивать в социальных сетях «глубокомысленные» изречения на фоне пейзажей отличаются низким уровнем интеллекта и чаще верят в паранормальные явления и теории заговора.

Читайте также: Природа отвращения: от физиологии к морали и социальным отношениям

Ну а биологи изыскали пути избавления от стресса современной цивилизации и лучшего понимания жизни животных. Для этого были изготовлены специальные протезы, чтобы отважный исследователь мог передвигаться на них, как парнокопытное, и в течение трех дней «пастись» в швейцарских Альпах в роли козла. Другой самоотверженный ученый в роли лисенка копался в мусорном баке и спал в садах. Шутки шутками, но нередко обладатели Шнобелевской премии впоследствии становятся лауреатами настоящей Нобелевской премии.

Будущее робототехники

Сотрудники парижской исследовательской лаборатории компании Sony имплантировали в детскую игрушку робо-пса Aibo программу искусственного любопытства. Главной задачей эксперимента было развитие способности к познанию окружающего мира.

Во-первых, в игрушку установили низкоуровневую систему обучения, которая не только контролировала простейшее поведение робота, но и предсказывала реакцию окружающих предметов на любое взаимодействие с ним. Во-вторых, программное управление Aibo дополнила система мета-обучения, анализирующая точность предсказаний, сделанных первой системой, и контролирующая общий уровень мотивации.

Ярким примером научных исследований, проводимых из чистого любопытства, служат лауреаты Шнобелевской премии. Эту награду ежегодно вручают за различные сомнительные труды и изобретения

Взаимодействие этих двух систем, с одной стороны, поощряет любопытство робота, заставляя его выискивать все более и более сложные сценарии «познания мира», а с другой — вызывает в нем «чувство скуки», если предпринимаемые им действия исчерпывают свой обучающий потенциал. Результаты оказались потрясающими!

Робот напоминал настоящего маленького щенка, развиваясь по схожим поведенческим паттернам, свойственным животным. Вначале он хаотично двигал конечностями, затем встал на лапы и начал изучать окружающую его обстановку, пробуя «на зуб» попадающиеся на пути мягкие игрушки. Уже спустя несколько часов робот научился подбрасывать игрушки и начал облаивать незнакомые предметы. Результаты исследования позволят конструкторам создавать роботов с более гибким мышлением, способных легко адаптироваться к неожиданным изменениям обстановки. По прогнозам, «любопытные» роботы будущего смогут развиваться и обучаться самостоятельно, не требуя создания «личности» с нуля.

Любопытство — основа образования

Любопытство — эффективнейший инструмент процесса образования. В начальных классах все дети отличаются любознательностью, но система образования очень эффективно и планомерно искореняет это свойство. Оценивание базируется на знании фактов, но в эпоху интернета это утратило свою актуальность. Сейчас доступ к фактическому материалу контролируется одним щелчком мышки и занимает секунды. А вот его обработка требует системного мышления и креативности. Именно на развитие этих свойств у современных школьников и студентов следует направить усилия педагогов.

Опытные учителя выделяют три основные составляющие процесса образования. Во-первых, любопытство — главная движущая сила обучения, поэтому учитель должен сделать все от него зависящее, чтобы поддерживать в учениках это чувство. Во-вторых, ошибки — это естественная и обязательная составляющая процесса обучения, поэтому систему оценивания необходимо сделать менее стрессовой и более гибкой. Оценивание результатов целесообразно выстроить на принципе обратной связи с возможностью поработать над ошибками. В-третьих, обязательным является этап осмысления, который служит для закрепления полученных знаний. Последний этап является самым сложным и здесь есть над чем поразмыслить нейрофизиологам и специалистам по современным методикам усвоения информации.

Но если педагоги откажутся от роли простых информаторов, а смогут поддерживать в учениках любопытство и развивать любознательность, то система образования перейдет на качественно другой уровень. Эффективное образование — это не нагромождение фактов, а разжигание пламени жажды познания.

Несмотря на то что любопытство несет в себе потенциальные риски, оно способствует обучению и коррелирует с жизненным успехом. Эта та черта, которую стоит поддерживать и лелеять в детях. Это свойство побуждает взрослых к открытиям и движет вперед прогресс.

Татьяна Кривомаз, канд. биол. наук

“Фармацевт Практик” #3′ 2017

 

Поділіться цим з друзями!

Вам також буде цікаво це:

fp.com.ua

"Любопытство" как двигатель прогресса | Космос и жизнь

Марсоход, путешествующий по Красной планете, откроет людям путь к другим мирамТаким представляется путешествие марсохода "Спирит" ученымминувшей неделе американский марсоход Curiosity ("Любопытство") благополучно достиг планеты Марс. Инженерам NASA рукоплескал весь мир, напряженно наблюдавший за приземлением в режиме онлайн. Специалисты же заговорили, что благодаря Curiosity перед человечеством открывается новая эра в освоении космического пространства. Весь вопрос, почему? "Curiosity интересен тем, что в нем реализовано большое количество инновационных технических идей. Если его миссия себя оправдает, подобные аппараты направятся к спутникам планет-гигантов Ио и Европе, на которых тоже может быть жизнь", - считает старший научный сотрудник Государственного астрономического института имени Штернберга Владимир Сурдин. Чем же так уникален Curiosity? "НЕБЕСНЫЙ КРАН" Первое - совершенно необычная система посадки, не применявшаяся ранее ни на одном из космических летательных аппаратов. До сих пор все роверы опускались на Марс с помощью парашютов, жесткой же посадки избегали при помощи специальных амортизационных мешков, надувавшихся в непосредственной близости от поверхности. "К сожалению, такой способ посадки совершенно непригоден для Луны и иных небесных тел, где нет атмосферы, - рассказывает Владимир Сурдин. - В качестве альтернативы и была придумана система Sky Crane ("небесный кран"), позволяющая доставлять тяжелый груз в любую точку Галактики". Выглядит это примерно так. Еще на орбите от аппарата отделяется перелетный модуль, затем сбрасывается балласт, и капсула с ровером начинает входить в атмосферу. При этом она очень сильно разогревается (до 2100 градусов Цельсия) и испытывает громадные перегрузки (до 15 g), что не мешает ей маневрировать на сверхзвуковой скорости, за счет чего осуществляется аэробрекинг (торможение об атмосферу). На высоте примерно 11 км над поверхностью Красной планеты раскрывается парашют (вполне традиционно), а вот дальше начинаются форменные чудеса. Когда до поверхности остается 8 км, аппарат сбрасывает теплозащитный щит, затем избавляется от защитной оболочки. На высоте 1,6 км включается тормозной двигатель, а затем в дело вступает "небесный кран", с которого на тросах аккуратно опускается марсоход. Справедливости ради надо сказать, что технология эта не нова. Ее придумал наш бывший соотечественник, знаменитый американский конструктор Игорь Сикорский. Именно с ее помощью американские вертолеты доставляли тяжелую технику в джунгли во время корейской войны. Другой вопрос, что в космосе она применяется впервые. ВНЕДОРОЖНИК С МОЗГАМИ "Curiosity - это настоящий внедорожник, 899 кг весом, колеса у него, как у Hammer, - не скрывает своего восхищения Владимир Сурдин. - Одна подвеска Rocker Bogie, специально созданная для преодоления препятствий, чего стоит! Вы поймите, этот же марсоход в отличие от своих предшественников специально создавался для того, чтобы по поверхности Красной планеты ездить, а не ползать". Инженеры NASA учли опыт предыдущих миссий, когда роверы периодически останавливались посреди Марса из-за толстого слоя пыли, покрывавшего солнечные батареи. Curiosity дефицит энергии не грозит, поскольку работает он на радиоизотопном термоэлектрическом генераторе, по сути, миниатюрном ядерном двигателе. По оценкам Владимира Сурдина, его хватит минимум на 30 лет. Конечно, сохраняется вероятность того, что Curiosity попадет в зыбучие пески, перевернется или с ним случится иная неприятность, положившая конец не одной миссии на Марс. Но инженеры сделали все от них зависящее, чтобы этого избежать. Curiosity оснащен сразу двумя мачтовыми видеокамерами, чтобы хорошо ориентироваться в пространстве. Объезжать же препятствия, прокладывать наиболее безопасные маршруты будет специальный электронный мозг - бортовой компьютер по типу тех, что уже сейчас на Земле управляют беспилотными самолетами. Впрочем, главная задача Curiosity, конечно, не в том, чтобы с ветерком кататься по поверхности Марса. На него возлагаются сразу несколько научных задач, от решения которых зависит весь вектор дальнейшего освоения человечеством космического пространства. МАРСИАНЕ, ВЫХОДИ, СТРОЙСЬ! Миссия Curiosity проста и вместе с тем амбициозна: выяснить, имеются ли на Марсе условия, необходимые для зарождения и развития жизни, а также поиск и изучение оной. Для этих целей на марсоходе и установлено целых 10 уникальных научных приборов. "Curiosity далеко не случайно приземлился в кратере Гейла. С одной стороны здесь пологий песчаный пляж, сделавший посадку максимально безопасной. С другой же - песок, его образующий, с большой степенью вероятности был некогда дном моря, существовавшего на Марсе. А значит, марсоход получает уникальный шанс исследовать осадочные породы, - рассказывает Владимир Сурдин. - Следующая его цель - пятикилометровая гора, возвышающаяся в центре кратера. На нее марсоход и попытается взобраться, чтобы, с одной стороны, обозреть окрестности, но самое главное, исследовать коренные горные породы". Для этого у Curiosity есть все необходимое: прибор рентгеноструктурного и рентгенофлуоресцентного анализа, а также рентгеновский спектрометр альфа-частиц, определяющие элементный состав пород. Кроме того, Curiosity оснащен специальным прибором для поиска биологических веществ, следов деятельности живых существ, предположительно микроскопических. Это далеко не случайно. В 1984 г. в Антарктиде нашли метеорит, прилетевший с Марса, внутри которого были обнаружены окаменевшие останки... очень маленьких бактерий. Так во всяком случае посчитала часть исследователей. Другие с ними категорически не согласны, считая их останками вполне земных микроорганизмов, просочившихся в незапамятные времена в метеорит. Дабы расставить все точки над i, Curiosity и попытается обнаружить нечто подобное на Красной планете. Впрочем, ученые надеются, что им повезет и Curiosity встретится с живыми и здоровыми марсианами, правда, миниатюрными. "Дело в том, что предыдущие миссии к Красной планете обнаружили в ее атмосфере метан, причем в очень небольших количествах, примерно 10 млрд долей, - рассказывает доцент Московского физико-технического института, старший научный сотрудник Института космических исследований РАН Александр Родин. - И вот уже несколько лет все научное сообщество ломает голову, откуда он там взялся и почему не исчезает, ведь метан очень нестабильный газ, время жизни одной его молекулы всего 1000 лет, потом под действием солнечных лучей она разрушается. На Земле количество метана в атмосфере постоянно пополняется благодаря жизнедеятельности живых существ и извержениям вулканов. На Марсе действующих вулканов уже давно нет, а метан есть, так откуда же он берется?" Иными словами, где могут скрываться марсиане, его продуцирующие. До недавнего времени у ученых не было ответа на этот вопрос. Поверхность Марса с ее резкими перепадами температур, жестким ионизирующим излучением и отсутствием жидкой воды представлялась им местом малопригодным для существования какой бы то ни было жизни. Но не так давно на Марсе были найдены колодцы диаметром 50-200 м, которые уходят в глубь планеты, на колоссальной глубине разворачиваются и образуют сеть подземных ходов, опутывающих весь Марс. А ведь это уже совсем другой коленкор, там может быть постоянная температура, жидкая вода, в общем, все условия для существования жизни. Чтобы проверить эту гипотезу, на Curiosity установили специальную лазерную пушку, способную достичь дна самой глубокой ямы, куда не дотянется рука-манипулятор. Принцип ее действия до смешного прост. "Лазерный луч выстреливает в интересующее нас место, испаряет кусочек вещества, спектрограф анализирует вспышку и тут же определяет состав вещества", - поясняет Владимир Сурдин. Что касается жидкой воды, то искать ее под поверхностью Марса предполагается с помощью прибора, созданного группой заведующего лабораторией космической гамма-спектроскопии Института космических исследований РАН Игоря Митрофанова. Речь идет о так называемом детекторе альбедных нейтронов (ДАН), который фиксирует поток нейтронов из грунта и определяет содержание в нем водорода, содержащегося в воде и гидратированных материалах. Если его в почве много, нейтроны им активно поглощаются и на карте возникают темные области, где предположительно есть вода. Грунт в кратере Гейла, кстати, по данным, полученным с орбиты, может содержать от 5 до 6,5% воды. Так что не исключено, что в самое ближайшее время человечество наконец-то получит ответ на сакраментальный вопрос: есть ли жизнь на Марсе? Материал подготовила Елена Журавлева "Мир новостей"

in-space.info

Любознательность - двигатель прогресса - Информационный справочник: медицинские центры, салоны красоты, аптеки

Сижу, как в забытьи,бесцельные часы. Смотрю, как предо мнойколеблются весы. Как стрелка движется.медлительно склоняясь. От средней линииразмерно отклоняясь.

А Чижевский

Конечно, человека в первую очередь подталкивали к изобретательству самые разнообразные повседневные нужды. Но помимо этого руководило им и желание узнать о том, как устроен мир, иными словами — любопытство. Надо сказать, что такое стремление порой могло показаться современникам блажью, пустой забавой. Однако в истории не раз случалось, что вроде бы не связанный с текущими заботами интерес, так сказать, окупал себя и впоследствии приносил людям немало пользы.

Важность поощрения такого интереса более полутора веков назад подчеркивал английский математик Ч. Бэббидж: "Природа научных знаний такова, что малопонятные и совершенно бесполезные приобретения сегодняшнего дня становятся популярной пищей для будущих поколений".

Для удовлетворения своей любознательности людям необходимо было строить приборы. Ведь без них невозможно было бы разобраться, как устроены микроорганизмы или из чего состоит окружающее нас вещество на мельчайшем уровне. Вряд ли можно было бы постигнуть тайны Вселенной и узнать о строении планет и звезд, ограничиваясь лишь наблюдениями невооруженным глазом. Для всего этого нужно было оснаститься устройствами и приспособлениями, как бы продолжающими наши органы чувств и многократно их усиливающими.

Чтобы эти приборы давали четкую, поддающуюся расчетам информацию, нужно было "научить" их проводить измерения. "Измеряй все доступное измерению и делай недоступное измерению доступным", — настаивал великий итальянец Г. Галилей, родоначальник экспериментального подхода к изучению природы, требующего как можно более точных приборов.

Впрочем, будем объективны — такие задачи вставали перед людьми давно, ещё до всяких научных исследований. Например, надо было разметить поля для посева, проложить курс кораблю, определить порядок дел в течение дня. Иными словами, необходимо было знать, где мы находимся в пространстве и когда происходят те или иные события. Это и привело к появлению первых измерительных приборов, прежде всего — для определения расстояний и времени.

Добавьте сюда и потребность во взвешивании тел, рожденную обменом и торговлей. Вот и получается классический набор крайне необходимых инструментов. Это — линейки или измерительные ленты, часы и весы. История их "преображения" важна для понимания того, как вчера и сегодня решались и сугубо практические задачи, и чисто научные. Она же, эта история, позволит заглянуть и в завтрашний день...

infoster.ru

«Двигатель прогресса – не торговля, а любопытство» / Новости и события ТОГУ

– Александр Константинович, расскажите, пожалуйста о себе. Как вы пришли в науку и в космическое телевидение?

– Мой отец был офицером-связистом. Наверное, где-то там у меня «в подкорке сидело», что таким должен был быть мой выбор профессии. Можно сказать, это случайность, а можно, что это закономерность – то, что я всю жизнь разрабатывал оборудование связи. А телевидение – тоже связь.

Я начинал свой трудовой путь с должности техника-технолога производства полупроводниковых приборов. Как выяснилось позже, я попал в лабораторию космического телевидения, в отдел, который возглавлял создатель космического телевидения Петр Федорович Брацлавец, а начальником лаборатории был теоретик космического телевидения профессор Леонид Иосифович Хромов.

Федерация космонавтики выпустила медаль «Создатель космического телевидения Петр Федорович Браславец».

Я работал техником, это в общем-то низко квалифицированная должность, но я сидел, паял и слушал, что там коллеги «на высоком уровне» излагают. Постепенно продвигался «по службе», закончил Ленинградский радиополитехникум (ныне – Университетский политехнический колледж). Поступил в вуз на заочно-вечернее отделение. Потом поступил в аспирантуру.

А как я попал в науку – это другой вопрос. Получилось так: я заканчиваю вуз, прихожу к своему начальнику лаборатории, профессору Хромову, и говорю: «Леонид Иосифович, мне надо на диплом выходить». А тот закинул руки за голову, прищурил глаз и говорит: «А чего ты от меня-то хочешь?». Я отвечаю «Мне тему бы». А он ещё сильнее прищурил глаз: «А у тебя за душой ничего нет?». Я говорю: «Есть». Он говорит: «Ну так ступай». Я опешил и отвечаю «Стойте-стойте, а руководителя дипломной работы?». Он сказал: «Неужели ты думаешь, что в том, что у тебя за душой, кто-то разбирается лучше тебя самого? Ступай». Вот, он меня, как щенка, бросил в воду, и я поплыл.

Хромов Леонид Иосифович – российский ученый в области прикладного телевидения, доктор технических наук (1970), профессор (1980). Заслуженный работник связи Российской Федерации (1996). Сотрудник, заведующий лабораторией комплекса НИИ Телевидения в 1953–2001 гг. (Санкт-Петербург).

– А какая была тема диплома?

– «Устройства обработки видеосигнала для подавления фоновых помех при обнаружении точечных объектов». Ее актуальность возникла из практики – над этой темой весь отдел работал. Точеные объекты мы наблюдали на фоне края Земли. Все понимают, что воздух там разрежен, а если смотреть из космоса, видно, что атмосфера медленно темнеет – от яркого солнечного цвета переходит к черному. И на этих косых фонах надо было обнаруживать точечные объекты. Один из способов обнаружения придумал я – создал устройство, которое позволило резко повысить фоноустойчивость.

Это сейчас я знаю: студент должен продемонстрировать в дипломной работе, что он усвоил знания, накопленные человечеством. А от аспирантов уже требуется новизна, свое слово в науке. Тогда я видел потребность и решил проблему сам – будучи студентом, этакую «махарайку» собрал. Можно сказать, что это был мой первый шаг в науке. И когда я все это закончил, прежде чем выходить на защиту в институте, я доложился в лаборатории. И шеф мой так сказал: «О, забился в угол и съел курчонка сам», имея ввиду то, что я решил проблему сам – изобретение сделал. Потом поступил в аспирантуру. А дальше шеф меня «пинал», чтобы я на конференциях выступал. Так и продвигался в научной работе.

Махарайка – жаргонизм, бытующий в среде работников телевидения, СМИ, людей, занимающихся сборкой и ремонтом компьютерной техники с 1990-х годов, обозначающий видеотелефон, видеокамеру, фотокамеру, а также любое техническое устройство кустарного изготовления.

Сейчас в аспирантуру идут со студенческой скамьи, у нас это было не принято. Было так: если решил поступать в аспирантуру, то первый год (работая при этом!) сдаешь кандидатский минимум по философии, второй год – по иностранному языку, а только после этого имеешь право поступать в аспирантуру. Этот путь я прошел. Сейчас, когда я уже доктор технических наук, профессор, могу сказать точно: скорость профессионального роста определяется тем, что ты вкладываешь душу и время в работу. Все свободное время я провожу за работой. Один отпуск потратил на написание одной книги, следующий – на написание другой, отпуск я потратил и на то, что написал диссертацию… На халяву ничего не получается.

Я написал методическую брошюрку, называется «Аспиранту – аспирантово». В первой половине сосредоточил внимание на том, кто такой аспирант, каким требованиям он должен соответствовать, какими свойствами обладать, во второй – на рекомендациях по написанию диссертации.

– Что вы считаете своим главным достижением за все годы работы?

– Я делю свои достижения на три части: «железо» (аппаратура, в которую я вложил душу и время), книги и идеи. Я вложился в аппаратуру космических систем обнаружения, разработал для них методы адаптации фотоприемников, а еще – в методы синтеза этих систем. Большинство моих книг содержат оригинальные идеи. Мой шеф когда-то говорил так: писать нужно только революционно, а иначе ты не нужен. Все идеи я разрабатывал в соответствии с методологией, изложенной моим учителем – создателем научной школы профессором Хромовым. Теория информации и ее приложение, адаптация телевизионных систем – вот два «ручья», создающие нашу научную школу.

На лекции в ТОГУ я рассказывал о новом понятии качества информации. Еще Шеннон догадывался о его существовании. Он говорил об идеальной системе, в которой скорость создания информации и скорость ее передачи должны быть уравновешены. Но из его формул ничего подобного не следовало. И только когда мы ввели понятие фоновой информации, картинка сложилась. Одно из важнейших дел, которые я сделал – построил теорию передачи зашумленных сигналов, которая потребовала введения новой аксиоматики. Аксиому многие понимают неправильно – как недоказанное предположение. А Энгельс, например, считал аксиому итогом накопленного знания. Самая первая аксиома − я ее назвал аксиомой априорного равноправия сигналов − позволила в развитие принципа доминанты академика Алексея Ухтомского (он сформулировал его в физиологии, до рождения теории информации) ввести понятия доминантной, шумовой, фоновой информаций, развить аналитику, получить формулы, синтезировать оптимальные устройства.

Клод Элвуд Шеннон – американский инженер, криптоаналитик, математик. Создатель теории информации.

– Расскажите подробнее об этой аксиоме.

– Допустим, вы включаете телевизор, который ловит 300 каналов. Априори (до просмотра) они все равноправны, и только получатель какую-то информацию назначает на роль доминанты, вы говорите: моя доминанта сегодня – этот канал. А остальные каналы для вас – фоновые. И задача радиотехнических цепей («питающих» телевизоры) – пропустить максимально возможно доминантную информацию и задавить фоновую. Но фоновая информация есть и внутри картинки, например, бегущая строка. На какой-то момент взгляд переключается на нее, и та строка становится доминантой, а остальное изображение – фоновым. Прочитав информацию, мы переключаемся обратно. То есть, доминанта – это волевой акт. И строить свои системы необходимо с учетом того, что информация делится на доминантную, фоновую и шумовую.

На бытовом уровне это так. А, например, радиолокаторы в аэропорту? Обнаружить самолет помогает устройство селекции движущейся цели (селекция – это выделение доминанты). Оно необходимо, чтобы отсеять неподвижные объекты, например, дома, деревья. Априори сигналы, исходящие от движущихся и неподвижных объектов, равноправны, а, применяя устройство селекции движущейся цели, мы выделяем для себя доминанту. Так, доминанта для радиолокатора – движущаяся цель, самолет.

– Вы работаете в науке уже много лет. Что придает вам силы, что вдохновляет на новые открытия?

– Начну с того, что двигатель прогресса – не торговля, как некоторые считают, а любопытство. В научной карьере есть три аспекта: познавательный, спортивный и меркантильный (именно в таком порядке!). Спортивный аспект для молодого научного работника очень важен. Говорят, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом. Так и я говорю: плох тот аспирант, который не мечтает стать академиком. Сейчас лично для меня наиболее важен первый аспект. Кстати, я по нашей, телевизионной, специальности – последний советский доктор наук. Следующие уже были в России. Первый аспект воплощается в познавательной деятельности: я понял это! Но понять – это одно. Еще раздать знания надо. Весь смысл научной деятельности, смысл жизни научного работника – раздать то, что понял, рассказать юным.

– Насколько знаю, вы были и на космодроме «Восточный». Какое впечатление он на вас произвел?

– Да, я заехал на экскурсию на космодром. Мне было очень интересно. Там, на Восточном, много продвинутой современной техники, в которую наш институт тоже вложился. Там сотни камер, которые помогают контролировать технологические процессы сборки ракет, спутников. Но дело в том, что я на космос работаю уже почти 50 лет. Можно сказать, всю жизнь связан с космосом. Я видел много техники. С этой точки зрения космодром не произвел на меня особого впечатления. Я был на космических полигонах, где антенны не 12 метров, как здесь, а 25-тиметровые. Я был на РАТАН-600 (радиотелескоп Академии наук), который 600 метров в диаметре. Правда, мне не доводилось бывать на стартовом столе. Это действительно было очень интересно.

Космодром произвел очень приятное впечатление не только современной техникой. Там мы увидели много молодежи. Это радует. А еще энтузиазм людей. Экскурсию проводил парень лет тридцати с небольшим. Он показывал огромный цех по сборке ракет и спутников. Мы по лестнице поднялись на пятый этаж, а сам цех по площади больше футбольного поля. А парень говорит: «Я приехал сюда два с половиной года назад, этого здания не было». Огромный цех построен в такие малые сроки! Самые современные технологии заложены не только в спутник, но и в оборудование, с помощью которого он делается. И это очень важно.

Стих, который А. Цыцулин написал, обращаясь к знакомому аспиранту, с целью внятно донести философию научного творчества:

Вечное движение скручено в спираль.

Прежние сомнения уплывают в даль.

Им на смену сразу новые идут.

Незаметен глазу наш душевный труд.

В том он, чтоб степенно новое понять

И пренепременно новое создать.

И про то, что понял, юным рассказать,

Ну а то, что создал – сразу все раздать...

– Тогда давайте прикоснемся к теме, собственно, космического телевидения. Мы научились передавать и принимать видео из космоса. Какая практическая польза от этого есть сейчас и какой потенциал у этой сферы?

– Еще Сергей Павлович Королев говорил, что у космического телевидения будет огромный фронт работы. В том числе, заботы о метеорологии, геологии, рыбном хозяйстве.

Сейчас все пользуются навигационными приборами. Как они работают? Спутниковое телевидение, ретранслятор откуда взялся? Он запущен в космос, и это по технологии – тоже космическое телевидение. Допустим, телекамера, размещенная на Земле, снимает, эти кадры передаются в космос на геостационарную орбиту, потом ретранслируются в определенные районы. Это дает, прежде всего, знания о планете во всех аспектах, перечисленных Королевым. Скажем, прогноз погоды метеорологи делают на основе анализа космических сигналов. Это сформировано на основе картинок из космоса. А у специалистов есть дюжина спектральных диапазонов, благодаря комбинации и сопоставлению которых они восстанавливают температуру, распределение ее по слоям, облачность и т. д. Огромное количество информации получают из космоса, анализируют ее и дают прогнозы. Они видят огромные облачные массивы, видят, куда и с какой скоростью они движутся. Спрогнозировать это на основе наземных данных невозможно.

Циолковский сказал, что человечество не останется вечно на Земле. Но он даже не знал, что слово «вечное» имеет конкретное измерение. Земля через миллиарды лет будет поглощена Солнцем. Конечно, мы любим Землю, и какое-то время будем сопротивляться, заботиться об экологии, но в итоге человечеству всё равно придется эвакуироваться. Куда? Уже сегодня открыты сотни экзопланет – использование сигналов для зондирования космоса позволило открыть сотни планет при других «солнцах». По большому счету эти исследования – возможность присмотреться к потенциальной будущей «квартире человечества». Это для специалистов. Но и «простые смертные» свои триста каналов не получили бы без космического телевидения. Не было бы навигации без космоса. Я бы так сказал: космическое телевидение – это мощный инструмент.

– Какая национальная идея должна реализовываться в образовании и науке?

– В своей книге «Причастность» я привожу анкету, которую нас – своих бывших учеников – просила заполнить преподавательница обществоведения из техникума. Там этот вопрос был задан, и я ответил так: «Гиппократ сказал, что студент – это не кувшин, который нужно наполнить, а факел, который нужно зажечь». Прошло более 2000 лет, но основная идея образования не меняется. Что такое «кувшин»? Заходи в Интернет, в библиотеку, все прочитаешь. Конечно, и лектор должен заострять внимание студентов на определенных моментах, но главная его задача – разжечь интерес к познанию, открытиям, исследованиям. Например, академик Смирнов так и говорил: «Сегодняшнюю тему – такой-то параграф моего учебника – вы прочитаете дома, а я расскажу фундаментальную идею, на которой все построено. Почему она важна и почему интересна».

Брошюра «Аспиранту – аспирантово», о которой я уже говорил, вошла в мой публицистический сборник «Причастность». Чья причастность? Причастность человека, моя личная причастность ко всем явлениям жизни. В ней я размышляю о многих вещах, но главное, на мой взгляд: в любой деятельности первое место должна занимать Родина. Тема патриотизма должна везде проходить красной нитью. Вопрос о патриотизме пересекается с вопросом моей преподавательницы: должна ли вестись в учебном заведении воспитательная работа? Я ответил: НЕСОМНЕННО. Перефразируя Ленина, могу категорически заявить, что все воспитание молодежи должно свестись к воспитанию патриотической морали. И эта работа должна вестись всеми преподавателями. Может показаться странным: где патриотизм, например, в точных науках? Ответ: каждая нация имеет своих героев в любой отрасли знания. Наука каждой страны имеет свои национальные отличия. Почему, например, Луи де Бройль мог открыто писать о достоинствах именно французской науки, а нам нельзя? Можно. Прямо можно заявить, что русская наука сильна в прорывах и обобщениях. Д. И. Менделеев, А. С. Попов, К. Э. Циолковский, А. Н. Колмогоров, С. П. Королев, Л. Н. Гумилев… На их примерах и надо воспитывать молодежь. Вот что такое патриотизм.

– Какие у вас впечатления от Дальнего Востока в целом? И от нашего университета, конечно...

– Впечатления? Я еще очень мало видел. Но с людьми я знаком. Например, профессор Березин пришел ко мне году в 2001-м. Он заканчивал аспирантуру в ЛЭТИ (Санкт-Петербургский государственный электротехнический университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина)), пришел и попросился в ученики. А ваш профессор Сай приглашал меня на защиту кандидатской. Я ему говорю: «Приехать не смогу». «Ну, тогда, – говорит, – мы телемост организуем». Мы сидели в аудитории в Питере, а здесь, в Хабаровске, защищал кандидатскую диссертацию его ученик. Мы видели весь процесс, я участвовал в защите дистанционно. Поэтому о ТОГУ я какое-то представление имел, и о том, кто такие хабаровчане – тоже. Мы, НИИ телевидения, издаем журнал «Вопросы радиоэлектроники», главным редактором которого я являюсь. И многие ваши сотрудники у нас публикуются. Поэтому сказать, что ничего не знал о ТОГУ, не могу.

А насчет Дальнего Востока в целом, повторюсь, я здесь мало что видел. Каждая земля оригинальна и интересна. Когда я собирался ехать, друг сказал: «Ты, когда приедешь в Хабаровск, сделай собственный портрет на фоне пейзажа, изображенного на купюре». И я сказал: «Витя, поехали!». Поехали и сделали кадр на фоне этого пейзажа!

– Каков научный, исследовательский потенциал Дальнего Востока и нашего вуза?

– Потенциал... Здесь нужно разделить плановый процесс подготовки специалистов и процесс научно-технического творчества. Проректор ТОГУ по учебной работе рассказывал, что много выпускников разъезжаются – в Москву, в Питер и другие города. То есть, уровень подготовки в ТОГУ таков, что по всей стране с радостью принимают его выпускников. И это прекрасный показатель. Это потенциал. Но важно не только это. Еще есть сфера материально-технического научного творчества. Заводил меня профессор Березин в лабораторию, где делают роботов, дронов и т. п. – все на современном техническом уровне. Это замечательно. Но я постоянно намекал, что есть и теоретический аспект. И когда мне изобретатели рассказывают, как они строят, например, кодеры телесигналов, я говорю: «Так ты считаешь, что изобрел, да?». Вот теория эпсилон-энтропии (или rate distortion), изложенная Колмогоровым и Шенноном. Усекатель спектра, который ты сделал, – воплощение их теории. А студент этого не знает. И, не зная теоретических концепций, либо ошибется, либо сделает хуже и будет дольше возиться. В области теории студенты отстают. Практику они хорошо двигают. Поэтому я всегда призываю: «Изучайте первоисточники!».

– Как популяризировать науку среди молодежи?

– Профессор Имянитов, отвечая на вопрос, как создаются изобретения (а заниматься наукой – значит, изобретать), говорил так: «Человечество делится на две категории: изобретатели и приобретатели». Тот, кто склоняется к категории изобретателей, должен помнить, что, во-первых, нужна потребность; во-вторых, нужно какое-то количество опыта. А чтобы родилось изобретение, нужно подождать остроумную догадку. Например, заказчик говорит: «сделай побольше матрицу, побольше пикселей, сделай побольше кадровую частоту» – это потребность. Догадка была: все это надо делать не одновременно. А из этого вытекает: сбор статистики, измерения, формулы, идеи алгоритмов адаптации.

Мы работали, исходя из потребности создания адаптивной системы. Мне пришлось привлечь специалистов по математической статистике, теории управления… Но моя главная функция – инициатива, а дальше я приглашал тех, кто лучше меня разбирается в этих сферах. В результате выстроена и новая теория, и система совершенно нового класса.

Как привлечь молодежь в науку? Главным стимулом, я считаю, должно быть любопытство, а оно восходит к слову «желание». Мой любимый писатель Михаил Анчаров сказал: «Понять, что такое желание – понять, что такое жизнь».

Мой отец был офицером-связистом, а мама работала в библиотеке Академии связи (Военная академия связи имени Маршала Советского Союза С.М. Буденного в Ленинграде. Отец рано умер. Я был единственным пацаном 5-го класса, которому замполит Академии разрешил выдать пропуск, и я ходил делать уроки в библиотеку. Я лазил по книжным стеллажам – было очень интересно. В соответствии с уровнем сознания я мог, конечно, смотреть только картинки про танки и самолеты. До книжек с формулами не дорос. Но сам факт приобщения к книге был ключевым в пробуждении интереса к науке.

– То есть, начинать нужно с чего-то малого, простого, понятного?

– Да, сейчас маленькие дети играют с радиоуправляемыми моделями, дошкольники со страшной скоростью давят кнопки на мобильнике. Если они с малолетства этому обучаются, потом им будет гораздо легче осваивать сложную технику, чем нам когда-то. У них уже другой способ мышления.

– Какая научная сфера, по вашему мнению, больше всего нуждается в молодых кадрах? Где студенты могут реализовать себя?

– Общенаучная тенденция такова, что любая отрасль знаний развивается с периодами взлетов и замирания, стационарности. Представьте себе, например, электросчетчик, основы которого заложил сам Майкл Фарадей. Сегодня это – рядовой бытовой прибор. Но когда-то это было великим изобретением, создание которого потребовало усилий научного работника №1 в области электротехники. Вопрос можно перефразировать так: какие науки сейчас находятся на этапе взлета? Конечно, информационная наука относится к ним. Разговоры о нанотехнологиях мне не нравятся. К ним можно отнести любую технологию, например, физики твердого тела или микроэлектронику. В этих областях мы уже не на начальном участке развития, а перевалили через середину. Скачков в развитии уже не наблюдаем, подходим к тому, что близко насыщение.

Например, производство компьютерной техники. Многие комплектующие, которые встроены в ноутбук, изготавливаются по технологиям с нормой точности до 20 нанометров. Тут тысячи пикселей на нескольких миллиметрах, а каждый пиксель – это достаточно сложная структура... Технологии будут развиваться и дальше. Каждые два года количество транзисторов в одной микросхеме удваивается, технологии усложняются, и рано или поздно последует остановка развития. Я могу предсказать, что после этого появится квантовый компьютер, фотонный. Сменятся парадигмы, произойдет очередной скачок. Сегодняшних студентов нужно готовить к этому. Чтобы не пришлось вскакивать в поезд, который дальше не пойдет. Чтобы не сработал принцип Питера, нужно уже сейчас давать современным студентам основы квантовых компьютеров. Это тяжело для понимания. Поэтому пусть не с первых курсов, а ближе к старшим, но эти знания нужно давать.

Принцип Питера – положение, выдвинутое и обоснованное в одноименной книге Лоуренсом Питером: «В иерархической системе каждый индивидуум имеет тенденцию подняться до уровня своей некомпетентности».

Можно сказать, какие науки будут активно развиваться в ближайшем будущем. Например, в число лидеров выйдет биология. Причем, биология не уровня ботаники – не наблюдательная часть науки, когда ученые классифицируют объекты исследования. А биология, изучающая синтез. Например, сложные молекулы белка синтезируется живым организмом. А задача биологии будет заключаться в синтезе искусственного белка, создании живого из неживого.

Сегодня существует огромная пропасть между физикой и психологией. Можно даже сказать, что ученые этих отраслей знания говорят на разных языках. А наука в целом должна быть едина. И востребована. Должна появиться новая наука, которая сумеет эту пропасть устранить. Угадать ее название трудно. Может быть, это превратится в науку, которая будет называться нанофотоника (такого термина пока нет – а наноэлектроника появилась). Или, может, что-нибудь другое. Но такая наука появиться должна.

Есть сильные умы, которые пытаются устранить пропасть между науками. Один из них – Роджер Пенроуз. Это выдающийся человек, в физике равный Стивену Хокингу. Но если Хокинг – чистый физик, то Пенроуз – еще и математик. И он поставил проблему устранения пропасти между психологией и физикой.

Роджер Пенроуз – английский физик и математик, работающий в различных областях математики, общей теории относительности и квантовой теории; автор теории твисторов.

– Как же физика может сочетаться с психологией? Это такие разные науки!

– С точки зрения физики и математики, это, например, проблема искусственного интеллекта. Интеллект же – это область психологии, а искусственными объектами занимаются физика и математика. Он должен создаваться, с одной стороны, на основе физических и математических законов и концепций, а, с другой стороны, он должен развиваться в соответствии с законами психологии. И полноценного искусственного интеллекта не создать без устранения пропасти между науками.

Хотя есть разные мнения о том, необходимо ли решать эту проблему. Крупный польский математик Гуго Штейнгауз сказал так: «Все ваши споры о том, может ли машина мыслить (это и есть реализуемый искусственный интеллект), закончатся тем, что самая-самая продвинутая ЭВМ вам ответит: «конечно нет, потому что у нас нет души». Если исходить из позиции Гуго Штейнгауза, то искусственного интеллекта как такового никогда не будет. Если сравнить со спортом, то прыгуны в высоту никогда не смогут допрыгнуть до Луны. Но мировые рекорды постоянно растут. И назвать предел, который будет преодолен через 100 лет, сейчас никто не возьмется.

Гуго Дионисий Штейнгауз – польский ученый, один из основоположников Львовской математической школы. Известен также как популяризатор науки и автор многих афоризмов.

Как спортсмен до Луны не допрыгнет, так и человек Богом никогда не станет. Но, понимая это, он все же должен свою нравственность блюсти и наращивать свое духовное совершенство. Так же и в науке. Она движется, узнает все больше и больше. Пусть искусственного человека никогда и не создадут. Но совершенствовать искусственный интеллект, чтобы робот работал там, где человек не может – в местах с повышенной радиацией, в жерле вулкана и прочее – мы можем. Таких роботов мы и будем постоянно совершенствовать.

– Как студентам региональных вузов попасть к вам в аспирантуру? И сколько аспирантов, докторантов вы уже подготовили для космической отрасли?

– Можно ли? Вопрос не ко мне. Мы, моего уровня люди, готовы помогать в научно-техническом плане, осуществлять научное и прочее руководство. Теперь очень сильно развит конкурс – не отметок, а достижений, знаний. Кандидаты представляют реферат по специальности, список опубликованных статей. На основе этого комиссия решает, кого допускать к вступительным экзаменам. По сути дела, отбор идет до экзаменов, главное, чтобы у кандидата хватило квалификации, подготовки.

– Что вы можете пожелать студентам, которые желают связать свою жизнь с научной деятельностью, чего-то в ней добиться?

– Свой опус «Аспиранту – аспирантово» я заканчиваю так: «Как говорил Марк Твен, «Когда пишешь роман о взрослых, точно знаешь, где остановиться, – на свадьбе; но, когда пишешь о детях, приходится ставить последнюю точку там, где тебе удобнее...». Про аспирантов и выпускников вузов удобнее всего закончить защитой. Хотя у них, при желании, еще очень много интересного впереди: и поиски, и сомнения, и находки, и разочарования, и удача, и борьба, и встречи с интересными идеями и их творцами, счастье в работе и успехи в личной жизни, чего всем от души желаю.

pnu.edu.ru

Общество

Фото: официальный сайт Президента Татарстана

Рустам Минниханов на днях встретился с татарстанскими финалистами всероссийского управленческого конкурса «Лидеры России». Сам конкурс был объявлен Администрацией Президента России еще в октябре прошлого года. Более 200 тыс. руководителей-лидеров со всей страны, решили проверить свои силы. В финал пробились всего 300 человек. Из почти 4,5 тыс. татарстанцев до последнего испытания, которое будет проходить в Сочи с 7 по 11 февраля, дошли лишь пятеро.

Председатель Исполнительного комитета ТРО Общероссийской общественной организации «Ассоциация юристов России», участник программы «Кадровый резерв при Президенте РТ» Ильнар Гирфанов, заместитель директора Института управления, экономики и права КФУ Светлана Котенкова, региональный директор ООО «Линдстрем» (финская компания с головным офисом в Хельсинки) Александра Лебедева, региональный тренинг-менеджер АО «Тандер» (торговая сеть «Магнит») Марина Сафонова, директор гипермаркета ООО «АШАН» Сергей Хрущев. Вот список тех, кто будет представлять республику в финале всероссийского конкурса управленцев.

Этапы состязаний

Старт конкурсу 11 октября прошлого года дал первый заместитель руководителя Администрации Президента России Сергей Кириенко. До шестого ноября желающие могли подать заявки. К у частию приглашались управленцы не старше 50 лет, обладающие, как минимум, пятилетним опытом руководства. Правда, для участников младше 35 лет было сделано исключение – им было достаточно двухлетнего руководящего стажа. За 26 дней со всей страны таковых набралось 200 тысяч.

А уже десятого ноября стартовал дистанционный отборочный этап. 12 дней интеллектуальных испытаний и проверки на прочность управленческих способностей. Тесты, специальные задания – и в итоге до федеральных полуфиналов дошли лишь 2700 человек. Каждые три сотни состязались в своих федеральных округах. Участники из ПФО, среди которых были и 36 дошедших до полуфинала татарстанцев, соревновались в Нижнем Новгороде и Самаре.

Три дня, плотно наполненных событиями: едва полученные новые знания о мировых трендах управления сразу же нужно было применить в решении бизнес-кейсов, неформальное общение с региональными лидерами сменялось командным мозговым штурмом. Оценке экспертов подвергался каждый шаг. В итоге в финал вышел лишь каждый седьмой из полуфиналистов: 300 человек из 2700.

Сначала было любопытство

Мнения всех участников встречи с Президентом Татарстана совпало: сделать первый шаг к участию в конкурсе успешных, в принципе многого уже добившихся людей заставило именно любопытство.

Любопытство профессиональное, потому что я специалист по оценке обучения и развития персонала. В первую очередь, мне было интересно с профессиональной точки зрения посмотреть, как будет проходить такой масштабный конкурс», – пояснила Марина Сафонова. Было интересно, где в этом рейтинге найти свое место, понять, в чем сильна, а где – не очень, поделилась она. И чем дольше длился конкурс, тем выше был интерес пройти в нем дальше.

«У меня даже сомнений не было: конкурс для меня. Сложно вспомнить какие фразы из анонса запали в душу, но я четко поняла: я должна в этом участвовать», – отметила Светлана Котенкова

Любопытство и желание доказать самому себе, что он способен пробиться в конкурс и пройти в нем до самого конца, стало мотивацией и для Ильдара Гирфанова.

«Любопытство и стремление проверить собственные силы, стали на начальном этапе основными», – поддержала коллег по конкурсу Александра Лебедева. Тем более, что в бизнесе успехи достаточно серьезные.

«Я случайно попал на конкурс. Только вернулся из США – Калифорнии, где учился и думал немного отдохнуть, но знакомые узнали о конкурсе и посоветовали.  Собственно, азарт и вовлеченность возникли, наверное, по ходу прохождения этого конкурса. Задания, действительно, были интересные, и возникло желание себя проверить», – поделился Сергей Хрущев.

Конкурс не должностей, а управленческих компетенций и лидерского потенциала

Полуфинал у участников конкурса оставил серьезное впечатление. «Ты понимаешь, что если у себя ты первый среди остальных, то здесь  – такой же, на равных со всеми участниками. Начинаешь приглядываться к другим, учиться чему-то у них, и смотреть на себя со стороны», – рассказала о впечатлениях Лебедева. Запомнилось и то, что участники мужчины, жестко конкурируя между собой, активно поддерживали участниц. Женщин в конкурсе было гораздо меньше.  

Во время полуфиналов, я видела, что это конкурс не должностей, а управленческих компетенций и лидерского потенциала. Здесь нет оценки твоих текущих достижений. Сравниваются не статусы или должности, а только то, что у тебя внутри: твои знания, умения, навыки», – вычленила главное, по ее мнению Сафонова. Ильнар Гирфанов уверен – оглядываться назад уже не стоит: «Что было – уже было. Я думаю, что главные испытания еще предстоят».

«Надо идти, надо побеждать», – говорит Котенкова. Каждую победу она посвящает своей семье. Быть личным примером для дочери 11-класницы для участницы всероссийского конкурса очень важно.

 «Работая в одной отрасли, мы немного зацикливаемся и теряем глобальное видение, здесь же оно проявляется и ты видишь, как много разных отраслей, предприятий и насколько много там работает успешных, интересных, перспективных людей – лидеров России. Впереди, я думаю, еще большее непознанное», – заявил Хрущев.

Сразу после того, как определился список финалистов, каждому из них дали возможность выбрать из списка наставников по десять лидеров, которых они хотели бы видеть своими наставниками. Потом уже выбранные наставники должны будут определиться – кого они на целый год возьмут на стажировку под свое крыло. Все пятеро татарстанцев, не сговариваясь, включили в свои списки Рустама Минниханова. Теперь ему предстоит непростой выбор. Скорее всего, придется остановиться лишь на одном из тех, кто войдет в сотню победителей.

Последнее испытание. Что дальше?

Уже шестого февраля самолет с татарстанскими финалистами всероссийского конкурса отправится в Сочи. Трем сотням лучших из лучших предстоят пять дней, каждый из которых имеет свою тему и программу.

Так седьмого числа объявлен «Днем развития». Наставники конкурса проведут для финалистов серию мастер-классов. В числе тех, кто будет делиться знаниями и опытом – ведущие управленцы страны – главы федеральных министерств и ведомств, руководители крупнейших компаний, общественных и деловых ассоциаций, главы регионов страны, среди которых и Президент Татарстана Рустам Минниханов. Уже на следующей неделе он тоже отправится в Сочи. Вечером в рамках дискуссии Рустам Минниханов поделится с финалистами своим видением роли лидера в развитии системы государственного управления на региональном уровне.

Восьмого февраля на площадке конкурса будет «День наставника». Но на этот раз уже состоявшимся российским лидерам отводится лишь роль наблюдателей с правом оценки. А вот конкурсантам предстоит проявить лидерские качества в ходе конкурсных испытаний.

Девятое февраля – «Управленческий день». Конкурсантам предстоит решить управленческие кейсы.

Десятое февраля – «Социальный день». Конкурсантам предстоит самим примерить на себя роль наставников. Они отправятся в образовательные учреждения Сочи, где проведут открытые уроки на тему лидерства и своего успеха. И здесь уже ученики школ и ссузов будут выставлять им оценки, которые тоже пойдут в зачет.

Одиннадцатое февраля – день подведения итогов. Победителей определит то, сколько баллов они смогли набрать за дни последнего этапа конкурса. На церемонию оглашения сотни, сумевших первыми покорить вершину нового для России конкурса, приедут Сергей Кириенко и Алексей Комиссаров.  Куда пойти учиться?

Главным призом для каждого из тех, кто войдет в сотню победителей конкурса, станет возможность стать профессиональным управленцем международного уровня. Каждый получит от государства сертификат на прохождение специальной образовательной программы и годовую стажировку у одного из наставников. Это шанс сделать головокружительную карьеру. Речь не идет о том, чтобы стать именно управленцем от госслужбы. Профессиональные бизнесмены, руководители образовательных учреждений и социальных структур нужны и каждому региону, и стране в целом.

Организаторы обещают, что будут и другие призы. А вот татарстанцы уже знают, что их успехи республикой оценены по достоинству: «Вы уже достигли очень высоких результатов. Из 200 тыс. человек, вы смогли пробиться в финал. Мы, конечно же, желаем вам победы, но вне зависимости от того, с каким результатом вы вернетесь из Сочи, мы уже считаем вас победителями. Республика окажет вам поддержку в получении дополнительного образования», – подчеркнул Рустам Минниханов. Где именно и по каким направлениям будет проходить обучение, татарстанские «Лидеры России» определят сами.

Что же касается конкурса «Лидеры России», то теперь он станет ежегодным. Об этом недавно заявил Сергей Кириенко.

sntat.ru