Читать бесплатно книгу Вечный двигатель - Смирнов Алексей. Вечный двигатель книга


Читать онлайн книгу Вечный двигатель — прежде и теперь. От утопии — к науке, от науки — к утопии

сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц)

Назад к карточке книги

В.М. БродянскийВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ – ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ.От утопии – к науке, от науки – к утопии

ОБ ЭТОЙ КНИГЕ

Так называемый вечный двигатель занимает в истории науки и техники особое и очень заметное место, несмотря на то что он не существует и существовать не может. Этот парадоксальный факт объясняется прежде всего тем, что поиски изобретателей вечного двигателя, продолжающиеся более 800 лет, связаны с формированием представлений о фундаментальном понятии физики – энергии. Более того, борьба с заблуждениями изобретателей вечных двигателей и их ученых защитников (были и такие) в значительной степени способствовала развитию и становлению науки о превращениях энергии – термодинамики.

Анализ истории вечного двигателя вполне соответствует той задаче, которую поставил В.И. Ленин, когда писал о необходимости «диалектической обработки всей истории естествознания и техники». Такая история должна включать не только прозрения, великие открытия и изобретения, но и заблуждения и неудачи. Только тогда она будет живой и полной.

Этот интересный и вместе с тем поучительный сюжет из истории науки и техники не могла, естественно, обойти и научно-популярная литература. Однако отечественной литературы на эту тему, если не считать одной брошюры, вышедшей в 1911 г., не было. В последние годы были изданы две переводные книги о вечном двигателе 1   Орд-Хьюм А. Вечное движение/Пер. с англ. М.: Знание. 1980; Михал С. Вечный двигатель вчера и сегодня/Пер. с чешек. М.: Мир. 1984.

[Закрыть], содержащие довольно большой и интересный материал.

Предлагаемая книга на ту же тему написана крупным специалистом в области термодинамики и низкотемпературной техники, доктором техн. наук профессором В.М. Бродянским. Будучи не менее занимательной, чем другие (в частности, благодаря примерам из художественной литературы), она отличается от них, по крайней мере, в трех существенных аспектах.

Первый из них связан с содержанием книги. У всех без исключения авторов, писавших о вечном двигателе, основное внимание уделялось так называемому вечному двигателю первого рода, которым занимались изобретатели прежних времен. Вечные двигатели второго рода, которые пытаются создать теперешние изобретатели, почти не рассматриваются. Между тем именно здесь находится центральный пункт полемики, связанной с предложениями о создании «инверсионных» энергетических устройств, могущих, якобы, обеспечить человечество энергией навечно и без расходования каких-либо возобновляемых или невозобновляемых ресурсов. О живучести подобных проектов вечных двигателей свидетельствует хотя бы тот факт, что даже после выступления в центральной печати таких авторитетных ученых, как академики П. Капица, Л. Арцимович и И. Тамм (Правда, 1959. 21 ноября), с протестом против распространения лженаучных сенсаций, связанных с новыми вечными двигателями, через 18 лет понадобилась новая статья на ту же тему академиков Е. Велихова, А. Прохорова и Р. Сагдеева (Правда. 1987. 22 авг.). Поэтому вполне оправдано, что в книге В.М. Бродянского сделан решительный поворот от «прежде» к «теперь»: основное внимание уделено именно вечному двигателю второго рода. При этом, однако, перед автором возникает несравненно более трудная задача. Действительно, положение о невозможности осуществления вечного двигателя первого рода очевидно для современного читателя, который со школьных лет знает закон сохранения энергии. Здесь автору нужно при разборе каждого двигателя только показать, где спрятано противоречие с этим законом.

При рассмотрении идеи вечного двигателя второго рода нужно не только выявить противоречие с законом природы, но и убедить читателя в незыблемости самого этого закона. Однако второй закон термодинамики далеко не так очевиден, как закон сохранения энергии, он не входит и в курс физики средней школы.

Автор приложил много сил и умения, чтобы просто, без педантизма довести до читателя содержание второго закона термодинамики. При этом существенное внимание уделено и полемике с «ниспровергателями» второго закона, и разбору их внешне убедительных, но научно несостоятельных доводов. Такой показ столкновения научных и антинаучных позиций проводится автором в довольно острой форме. Однако это вполне оправдано, так как читатель сам вовлекается в дискуссию и получает возможность отделить сущность от словесной оболочки, увидеть проблему объемно, с разных сторон и утвердиться в правильном ее понимании.

Вторая особенность книги состоит в том, что автор сумел отойти от описательного стиля, принятого до сих пор в книгах о вечных двигателях. Ему удалось без излишней «учености» найти стиль изложения, позволяющий дать ответы на трудные или редко освещаемые вопросы в форме, нужной для читателя, не имеющего специальной подготовки. К таким вопросам относятся не только физические или технические, но и психологические (например, мотивы, определяющие невосприимчивость к критике изобретателей вечного двигателя).

Третье отличие этой книги от предшествующих связано с необходимостью найти методику, позволяющую наглядно, но не слишком упрощенно представить суть ошибок изобретателей вечного двигателя второго рода. Автор использовал для этого широко распространившееся за последнее время понятие эксергии, в разработке которого он принимал непосредственное участие. Опыт применения этой величины в научно-популярной литературе у нас и за рубежом показал, что она позволяет наиболее просто изложить следствия второго закона термодинамики в его технических приложениях. В результате гл. 3 и 4, содержащие самые трудные для популяризации материалы, сделались интересными и понятными, хотя и требуют от читателя в некоторых местах определенной сосредоточенности.

Опыт многих лет выпуска научно-популярных книг и журналов в нашей стране показывает, что уровень подготовки читателей, как взрослых, так и школьников, весьма вырос. Подавляющее большинство читателей, в том числе и молодежь, предпочитает не облегченное развлекательное чтиво, а литературу интересную, заставляющую думать. Именно к такой категории относится и книга В.М. Бродянского о вечном двигателе: в ней найдено оптимальное соотношение научного и занимательного. Ее чтение даст много нового всем, кто интересуется историей науки и техники – как далекой, так и близкой к нашему времени.

Академик АПН СССР В.А. ФАБРИКАНТ

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ

Написать эту книгу меня побудило не только стремление рассказать историю вечного двигателя поновому. Несомненно, длительная история попыток создания вечного двигателя, столкновения его сторонников и противников чрезвычайно интересна и поучительна. В ней фигурируют самые разные люди – ученые и проходимцы, короли и ремесленники, архитекторы и богословы, бизнесмены и священники, мужчины и женщины. История вечного двигателя – это одновременно и история становления и развития многих направлений науки, в частности механики, гидравлики и, конечно, энергетики.

Вместе с тем существует и другая причина, приводящая к необходимости писать о вечном двигателе именно теперь. Она состоит в том, что попытки создать вечный двигатель не прекратились и в наш ученый век. Многочисленные изобретатели работают над новыми проектами; многие инженеры и научные работники создают для них «теоретическую базу», а сами авторы и некоторые журналисты пропагандируют соответствующие идеи в печати.

В отличие от прошлых времен авторы избегают термина «вечный двигатель», вводя другие, более «научные» слова (например, «инверсия энергии»). Однако дело от этого, естественно, не меняется.

Мне пришлось неоднократно участвовать как в экспертизе такого рода изобретений, так и в разборе жалоб изобретателей на консерватизм экспертов, отвергающих их предложения. В результате не только накопилась интересная информация (и негативные эмоции), но и сформировалось убеждение, что необходима новая популярная книга о вечном двигателе, которая содержала бы развернутый анализ ошибок современных его изобретателей. Их заранее обреченные на неудачу попытки продолжаются уже много лет; даже выступления в печати авторитетнейших ученых не смогли прекратить это пагубное поветрие.

Одна, по-видимому определяющая, причина стремления создать новый, необычный двигатель, работающий без использования каких-либо ресурсов, состоит в быстром развитии науки и техники: многие «чудеса» становятся реальностью. Поэтому представление о невозможности чего-либо часто воспринимается с большим трудом (или вовсе не воспринимается). Такой общественный настрой, особенно у молодежи – явление вполне естественное. Однако на этой питательной почве иногда, при недостатке соответствующих знаний, растут и сорняки – идеи внешне очень прогрессивные, но научно несостоятельные и потому в принципе нереализуемые. Новые вечные двигатели (так называемые вечные двигатели второго рода) относятся именно к этой категории.

Поэтому часть книги, которая посвящена современным изобретателям вечного двигателя второго рода, характеризуется явно выраженной критической, негативной направленностью.

Критиковать, не предлагая чего-либо лучшего, – неблагодарная задача для научного работника и инженера, которые по самому роду своей работы должны не столько отрицать, сколько создавать и помогать другим делать то же самое. Здесь же предложить лучшее (более совершенный вечный двигатель) в принципе нельзя. Остается только разъяснение и отрицание. Утешением может служить лишь то, что такая работа помогает направить на настоящее, полезное дело средства и усилия, которые были бы растрачены на бесперспективные, химерические прожекты.

Нужно еще отметить, что критический научный анализ вечных двигателей и других подобных им устройств полезен тем, что вырабатывает умение отличать настоящие идеи от суррогатов – внешне заманчивых, но по существу негодных теорий и прожектов. Это особенно важно для молодежи. Здесь нужна не просто ссылка на нарушение закона природы, а терпеливый разбор этого закона. Практика показывает, что даже в этом случае не всегда удается убедить наиболее упорных изобретателей; но это уже другой вопрос, требующий психологического анализа. Главное – выработать соответствующее общественное мнение.

В конечном счете цель этой книги – способствовать по мере сил выполнению завета, который оставили в известной статье «О легкомысленной погоне за научными сенсациями» академики Л. Арцимович, П. Капица и И. Тамм. Она заканчивается призывом выполнить важную задачу популяризации достижений науки и техники, чтобы закрыть дорогу рекламе «чудес», дискредитирующих науку.

Введение к книге знакомит с некоторыми общими положениями и с терминами, относящимися к вечным двигателям.

Две первые главы посвящены вечному двигателю первого рода, три последующие главы – вечному двигателю второго рода. В кратком заключении иллюстрируется мысль о том, что «энергетического тупика», от которого хотят спасти человечество современные изобретатели вечного двигателя, в действительности не существует и что настоящая энергетика имеет возможности обеспечить все разумные потребности человечества в энергии.

В конце книги приведена библиография для тех, кто захочет подробнее ознакомиться с темой. Список разделен на четыре части. Первая содержит литературу, как относящуюся к общим положениям, затрагиваемым в книге, так и к научным, связанным с энергетикой. Во второй собраны книги и статьи, непосредственно относящиеся к истории вечных двигателей и критике ошибок его сторонников. Третья часть включает статьи, авторские свидетельства и книги, в которых изобретатели, а также вольные и невольные защитники вечных двигателей излагают свои взгляды. В последней, четвертой, части перечислены произведения художественной литературы, действующие лица которых – изобретатели вечных двигателей.

В работе мне оказали большую помощь и поддержку акад. АПН СССР В.А. Фабрикант, рецензент книги засл. деятель науки, проф. А.А. Гухман и редактор В.Д. Виленский. Им я приношу глубокую благодарность. Считаю своим долгом также отметить помощь, оказанную в поиске библиографии по теме редактором Публичной библиотеки им. М.Е. Салтыкова-Щедрина О.В. Звегинцевой.

Автор

ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ

 Эта книга, первое издание которой вышло в 1989 г., была написана с целью способствовать выполнению задачи, поставленной нашими выдающимися физиками – академиками Л.А. Арцимовичем, П.Л. Капицей и И.Е. Таммом – «закрыть дорогу рекламе чудес, дискредитирующих науку».

Первое место среди таких «чудес» занимал (и теперь занимает) т.н. «вечный двигатель». Истории попыток его создания и современному состоянию дел с ним и была посвящена книга.

Судя по отзывам, полученным издательством и автором, она была благоприятно встречена читателями и быстро разошлась.

В отзывах, в частности, отмечалось, что книга может быть полезной и для самообразования, и в качестве пособия при изучении физики в средней школе и термодинамики – в высшей. На книгу откликнулись и изобретатели «вечного двигателя», от них пришло более 200 писем. Большинство этих писем было посвящено опровержению научных положений, изложенных в книге, а также описанию проектов различных устройств, взятых из литературы или разработанных самими авторами. Что касается последних, то я отвечал всем изобретателям одинаково: «приносите (привозите) Вашу машину или пригласите меня на ее испытания. Если она будет работать, я публично отрекусь от своих убеждений, стану Вашим сторонником и буду помогать «пробивать ее в жизнь».

Ни одного приглашения так и не пришло…

Три письма надо отметить особо. Два из них содержали поэтические произведения, восхваляющие вечные двигатели: одно в виде поэмы (часть стихов я привожу в этом издании книги), другое в виде песни (но без нот). Наконец, одно письмо, совершенно уникальное, было написано кандидатом технических наук. Оно содержало просьбу указать, «где можно прочесть о действующих вечных двигателях и патентах на них, а, если возможно, увидеть их в работе». При всем желании я ответить ученому автору, всерьез верящему в существование таких «действующих машин», не мог.

Все это лишний раз показывает, что идея «вечного двигателя», возникшая много лет назад, не умирает. Именно поэтому дискуссия вокруг perpetuum mobile должна быть продолжена и на страницах специальных изданий и в научно-популярной литературе (включая СМИ). Она, надеюсь, окажет влияние на ход мыслей и деятельность значительной части изобретателей, выдумка и усилия которых могут быть направлены на более реальные проблемы. К сожалению, в начале XXI века все еще находятся люди, всерьез занимающиеся этим безнадежным делом, несмотря на все усилия как экспертов, так и преподавателей средней и высшей школы.

Нельзя пройти мимо и того неожиданного факта, что к защите такой деятельности подключаются в поисках сенсаций не только некоторые журналисты, но и люди, имеющие научные степени и ученые звания. Самое тревожное, что «ученые труды» последних проникают даже на страницы серьезных академических научных изданий. Такого рода поддержка, естественно, вдохновляет изобретателей на новые попытки штурмовать «устаревшие догмы».

Повышение интереса к проблеме «вечного двигателя» в последнее время не случайно. Оно определяется не только современной ситуацией в энергетике, но и актуальными проблемами экологии, тесно с ней связанными. Против соблазна услышать, что эти проблемы могут быть решены сразу, «под корень», не в силах устоять и некоторые, даже, казалось бы, достаточно образованные люди. Они, как и изобретатели, в большинстве своем соглашаются с тем, что энергию «из ничего» получить нельзя. Поэтому только немногие защищают «устаревшие» вечные двигатели Первого рода. Но они никак не могут примириться с более трудным для понимания положением, вытекающим из Второго закона термодинамики: можно иметь огромное количество энергии в равновесной окружающей среде, которую в принципе нельзя использовать для получения полезной энергии.

Эта ситуация по-видимому, в какой-то степени неизбежна не только в силу сложности развития, свойственной любому направлению техники. Она в значительной мере связана с недостаточной научной подготовкой как изобретателей «вечных двигателей», так и тех, кто их поддерживает. Соответственно не снимается с повестки дня необходимость продолжать работу как по разъяснению с законов природы и анализу ошибок искренне заблуждающихся изобретателей, так и разоблачению всякого рода демагогии, часто сопровождающей дискуссии об из энергии «разлитой в окружающей среде».

Все эти обстоятельства показывают, что выпуск нового издания книги «Вечный двигатель прежде и теперь» должен быть полезен.

Второе издание книги подверглось доработке после советов читателей и новых материалов, полученных после выхода первого издания. Пополнен также список литературы.

ВВЕДЕНИЕ.ФИЗИКА, ЭНЕРГЕТИКА И ВЕЧНЫЙ ДВИГАТЕЛЬ

Всякое ложное искусство, всякое суемудрие длится лишь положенное ему время, так как в конце концов оно разрушает само себя и высшая точка его развития есть вместе с тем начало его крушения.

И. Кант

Приступая к разбору истории вечного двигателя, нужно, по-видимому, начать с того, откуда взялось это понятие и что, собственно, оно означает.

Идея об устройстве, которое могло бы приводить в движение машины, не используя ни мускульную силу людей и животных, ни силу ветра и падающей воды, возникла впервые, насколько известно, в Индии в XII в. Однако практический интерес к ней проявился в средневековых городах Европы в XIII в. Это не было случайностью: универсальный двигатель, способный работать в любом месте, был бы очень полезен средневековому ремесленнику. Он мог бы приводить в движение кузнечные меха, подававшие воздух в горны и печи, водяные насосы, крутить мельницы, поднимать грузы на стройках. Говоря современным языком, создание такого двигателя позволило бы сделать существенный шаг и в энергетике, и в развитии производительных сил в целом. Средневековая наука не была готова к тому, чтобы хоть как-то помочь этим поискам. Привычных нам представлений, связанных с энергией и законами ее превращений, в то время еще не было. Естественно поэтому, что люди, мечтавшие создать универсальный двигатель, опирались прежде всего на то вечное движение, которое они видели в окружающей природе: движение солнца, луны и планет, морские приливы и отливы, течение рек. Такое вечное движение называлось «perpetuum mobile naturae» – естественное, природное вечное движение. Существование такого природного вечного движения со средневековой точки зрения неопровержимо свидетельствовало о возможности создания и искусственного вечного движения – «perpetuum mobile artificae». Надо было только найти способ перенести существующие в природе явления на искусственно созданные машины.

В результате такого переноса слово «perpetuum» («вечный») приобрело в этом термине несколько иной смысл. Применительно к технике оно уже означало не «бесконечный», а скорее «непрерывный», «постоянно действующий». Было очевидно, что любая искусственная машина, созданная человеком, не вечна, она в конце концов неизбежно износится. Но пока двигатель существует – он постоянно должен действовать.

В этом смысле – как обозначение постоянно, самого по себе действующего двигателя – сочетание «perpetuum mobile ariificae» дожило и до наших дней. Слово «artificae» постепенно исчезло, так как ясно было, что термин относится к искусственному устройству. Для краткости «perpetuum mobile» часто пишут сокращенно – ppm.

Таким образом, русский термин «вечный двигатель» не совсем точно отражает понятие ppm. Однако, поскольку он вошел во всеобщий обиход, мы будем им пользоваться наряду с сокращенным обозначением ppm. Кроме того, мы по возможности постараемся избегать частого упоминания перед словами «вечный двигатель» прилагательных типа «воображаемый», «нереализуемый», «неосуществимый» и т.д., так как это подразумевается с самого начала. По этой же причине словосочетание «вечный двигатель» везде, начиная с заголовка, пишется без кавычек. Ведь упоминают же в литературе без кавычек чертей, ведьм и всякую прочую нечистую силу, хотя прекрасно известно, что в настоящем виде они не существуют, как и вечный двигатель.

Представление о вечном двигателе со временем существенно менялось в соответствии с развитием науки, в частности физики, и задачами, которые возникали перед энергетикой.

В первый периодразвития ppm (XIII-XVIII вв.) его изобретатели не понимали принципиальной разницы между вечным движением небесных тел и связанных с ним явлений (например, морских приливов) и тем движением, посредством которого они хотели производить работу в двигателях. Как это ни покажется странным теперь, вопрос о том, откуда должна была взяться эта работа, тогда вообще не возникал. Только примерно с XVI в., когда постепенно начала формироваться мысль о некой «силе» как источнике движения и о том, что эта сила не может ни возникнуть из ничего, ни исчезнуть бесследно, появились сомнения в возможности, а затем и убеждение в невозможности создания ppm. Однако, как мы увидим далее, этого мнения придерживался очень небольшой круг наиболее квалифицированных ученых-физиков и механиков. Общим достоянием такое понимание не стало. Все же официальным решением Парижской академии наук в 1775 г. было прекращено рассмотрение любых проектов perpetuum mobile. На этом закончился первый период истории ppm.

Второй периодпродолжался примерно до последней четверти XIX в. За это время было определено понятие энергии, и закон ее сохранения получил окончательное научное оформление. Были заложены основы термодинамики – науки об энергии и ее превращениях. Однако усилия изобретателей, работающих над созданием различных вариантов ppm, нисколько не ослабели.

Создалась интересная ситуация – сосуществование (правда, совсем не мирное) науки и антинаучной изобретательской деятельности. Этот парадокс объяснялся, с одной стороны, возросшими требованиями к энергетике, потреблявшей много топлива, и с другой – тем, что первый закон термодинамики (закон сохранения энергии) не был еще достаточно хорошо известен широкому кругу людей, занимавшихся техникой.

На этом, по существу, заканчивается история так называемого вечного двигателяпервого рода – ppm-1, изобретатели которого пытались нарушить первый законтермодинамики. Напомним, что он требует, чтобы общее количество энергии, поступающей в двигатель, было в точности равно общему количеству выходящей из него; энергия не может исчезать или возникать из ничего. А ppm-1 производил бы работу, вообще не получая энергии извне!

Третий периодразвития ppm продолжается и теперь. Этот период характерен тем, что современные изобретатели ppm в отличие от своих коллег, работавших в предыдущие времена, знают о существовании научных законов, исключающих возможность его создания. Поэтому они пытаются создать ppm совсем другого рода. Такой вечный двигатель не должен нарушать закон сохранения энергии – первыйзакон термодинамики. Здесь все в порядке. Но он должен действовать вопреки второмузакону термодинамики. Этот закон определенным образом ограничивает превращаемость одних форм энергии в другие. Такой двигатель был назван вечным двигателем второго рода– ppm-2.

Простейшим ppm-2 был бы такой, который, получая тепло от окружающей среды (например, от воды или атмосферного воздуха), полностью или частично превращал бы его в работу. Он позволил бы обойтись не только без затраты органического или ядерного топлива, но и без загрязнения окружающей среды. Есть за что бороться! Но второй закон термодинамики это превращение запрещает, а поскольку этот закон известен и существует, изобретателям ppm-2 не остается ничего другого, как бороться именно с ним. Нападки на второй закон ведутся ими с самых разных сторон – физической, философской и даже политической. Эта борьба вокруг второго закона термодинамики составляет, по существу, основное содержание третьегопериода истории ppm.

На начальном этапе истории ppm дискуссии вокруг него способствовали в определенной степени прогрессу физики, а на последующих этапах – и развитию термодинамики, и прогрессу энергетики. Более того, оба закона термодинамики родились из положения о невозможности осуществления вечного двигателя. В целом эти этапы истории ppm можно характеризовать как движение от утопии к науке.В конечном счете сам вечный двигатель породил, если так можно выразиться, те фундаментальные научные положения, которые вырвали из-под него почву и обусловили конец его многовековой истории.

К сожалению, современные попытки возродить ppm на новой основе уже ничего науке не дают и дать не могут.

Напротив, они только вносят путаницу и отвлекают людей от настоящего дела. Теперешний этап истории вечного двигателя характеризуется попытками продвинуться в обратном направлении – от науки к утопии.

Чтобы разобраться во всех этапах истории ppm и двинуться дальше, надо обязательно сформулировать определение того, о чем пойдет речь. Итак, вечный двигатель – это воображаемое устройство, способное производить работу в нарушение первого (ppm-1) или второго (ppm-2) законов термодинамики.

Займемся подробнее как этими двигателями, так и соответствующими законами – сначала первым, а затем и вторым.

Назад к карточке книги "Вечный двигатель — прежде и теперь. От утопии — к науке, от науки — к утопии"

itexts.net

Читать Вечные двигатели. Почему они невозможны - Перельман Яков Исидорович - Страница 1

ВВЕДЕНИЕ

«Вечным двигателем» называется такая воображаемая машина, которая, не заимствуя энергии извне, действовала бы безостановочно и совершала бы при том некоторую работу. Машина, которая поддерживала бы безостановочно только свое собственное движение, не производя никакой добавочной работы, не являлась бы «вечным двигателем» в строгом смысле этих слов.

Осуществить «вечный двигатель» невозможно — это противоречило бы законам природы. Нельзя создавать энергию ни из чего: энергия не создается, а лишь преобразуется из одного вида в другой. Таков основной закон всего естествознания, закон сохранения энергии, открытый в середине прошлого столетия Юлием Робертом Майером (стодвадцатипятилетие со дня рождения которого истекает в 1939 г.).

Проследим, например, за пулей, пущенной вверх. Сопротивление воздуха и сила тяжести задерживают ее полет: пуля постепенно замедляет движение и, наконец, достигнув высшей точки своего пути, истощает всю свою скорость. Но исчезает ли при этом энергия пули, т. е. ее способность производить работу? Нет, потому что, во-первых, воздух, сдавливаемый летящей пулей, нагревается сам и нагревает пулю. Энергия движения пули частично переходит в тепловую энергию. Во-вторых, поднятая вверх пуля может теперь совершить при своем падении большую работу, чем когда она находилась внизу: ее «энергия положения» возросла. Мы видим, что запас энергии, первоначально сообщенный пуле, не исчез; он лишь преобразовался частью в тепловую энергию (воздух и пуля нагрелись), частью и энергию положения. — Будем следить за пулей дальше. Достигнув высшей точки своего подъема, она начинает падать с возрастающей скоростью. Но энергий ее движения не создается при этом ни из чего: она получается здесь за счет уменьшения энергии положения, так как при падении с меньшей высоты пуля способна произвести и меньшую работу. Во время движения пули вверх и вниз первоначальный запас ее энергии меняет свою форму, но количественно остается неизменным. Так же происходит и во всех других случаях кажущегося исчезновения и появления энергии.

Закон сохранения энергии не имеет ни одного исключения. Всякий раз, когда мы встречаемся с явлением, повидимому, противоречащим этому закону, при более внимательном рассмотрении обнаруживается ошибка в наблюдении или в рассуждении. Все проекты вечных двигателей, придуманные многочисленными изобретателями, заключают в себе какую-нибудь ошибку. Тем не менее, число искателей вечного двигателя еще и в настоящее время довольно велико. Не так давно была даже сделана в США бесплодная попытка осуществить вечный двигатель в промышленности; проект состоял в использовании энергии жидкого воздуха для приготовления другой порции жидкого воздуха в таком же количестве. Предприятие, разумеется, кончилось полным провалом.

В нашей книжечке описан десяток типичных проектов «вечного двигателя» и показана их несостоятельность. Разбор примеров мнимых «вечных двигателей» может предостеречь иных читателей от бесплодных попыток обойти закон сохранения энергии.

Для понимания дальнейшего полезно остановиться предварительно на рассмотрении одного вопроса. Разберем, при каких условиях тело, могущее вращаться вокруг оси, придет во вращение под действием нескольких сил. Пусть (см. рис. стр. 6) к диску, насаженному на ось О, подвешены в точках а, b, с, d грузы А, В, С, D. Повернется ли диск и, если повернется, то в какую сторону?

Чтобы узнать это, нужно — учит механика — вычислить так наз. «моменты» действующих на диск сил. Это значит, что надо найти произведение величины каждой силы на расстояние ее направления от оси вращения. В нашем случае:

момент силы А = А ? Oa1

      "         "    В = В ? Ob1 и т. д.

Если сумма моментов всех сил, стремящихся повернуть диск вправо, равна сумме моментов сил, поворачивающих его влево, то — как учит механика, — диск вращаться не будет. Если же такого равенства нет, диск будет вращаться под действием избытка моментов сил.

Эти соображения понадобятся нам при разборе некоторых проектов мнимых вечных двигателей.

1. Колесо с грузами

При вращении этого колеса рычаги с грузами сами откидываются, занимая в левой половине колеса такое положение при котором грузы удалены от оси больше, чем в правой половине.

По мнению изобретателя, левая сторона колеса должна всегда перевешивать правую; поэтому колесо будет непрерывно вращаться в направлении стрелки и может служить неисчерпаемым источником энергии.

Что же произойдет с этим колесом в действительности?

2. Колесо с перекатывающимися шарами

Тяжелые шарики, свободно перекатывающиеся в прорезах этого колеса, располагаются в правой его половине дальше от оси, нежели в левой; так будет при любом положении колеса.

Изобретатель полагает поэтому, что такое колесо должно непрерывно вращаться в направлении стрелки и может служить неисчерпаемым источником энергии.

Что же в действительности будет происходить с таким колесом?

3. На наклонных плоскостях

Через трехгранную призму перекинута цепь из тяжелых шаров, свешивающаяся внизу гирляндой.

Мы видим, что цепь тянут в левую сторону своим весом 4 шара, в правую — 2 шара Можно ожидать поэтому, что вся цепь будет увлекаться избытком силы в непрерывное движение и может служить неисчерпаемым источником энергии.

Что же в действительности произойдет с этой цепью?

4. Самодвижущаяся цепь

В правой части этого механизма цепь длиннее и потому тяжелее, чем в левой.

Изобретатель полагает, что правая часть цепи будет всегда перевешивать левую; эта причина обусловить непрерывное движение цепи и колес в направлении стрелок, создав неисчерпаемый источник энергии.

Что же произойдет с цепью в действительности?

5. Самодействующая водокачка

Ведра на концах коромысла АВ, достигая попеременно дна верхнего бассейна, автоматически наполняются водой; опустившись же до уровня нижнего бассейна, они задевают за шесты С и D и опоражниваются. Этим поддерживается качание коромысла.

Вода, выливающаяся из ведер, возвращается в верхний бассейн насосами E и F, которые приводятся в действие качанием коромысла. По мнению изобретателя, такая установка должна работать безостановочно и может служить неисчерпаемым источником энергии.

Что же в действительности произошло бы с подобной установкой?

6. По закону Архимеда

В стенке сосуда с жидкостью вставлено на оси колесо так, что жидкость не может просачиваться между колесом и стенкой. Часть колеса, находящаяся в жидкости, должна быть, по закону Архимеда, легче той части, которая находится вне сосуда.

Изобретатель полагает, что так как наружная половина колеса при всех его положениях будет тяжелее, чем погруженная, то колесо должно находиться в непрерывном вращении и может служить неисчерпаемым источником энергий.

online-knigi.com

Книга Вечный двигатель читать онлайн Лайон Спрэг де Камп

Лайон Спрэг Де Камп. Вечный двигатель

Межпланетные туры - 3

Кришна - 3

 

I

 

– Любезный сеньор, – поинтересовался Абреу, – где, черт возьми, вы раздобыли все это богатство? Ограбили половину земных ломбардов?

Он нагнулся, чтобы поближе разглядеть награды, украшавшие грудь Феликса Борела, и продолжил:

– Тевтонский орден, французский орден Почетного легиона, орден Третьей мировой войны, североамериканская медаль «За службу обществу», орден Рыцарей святого Стефана четвертой степени, датский орден Слона, что‑то такое‑разэтакое из Японии… И спортивные заслуги: значок межуниверситетского чемпионата по баскетболу, значок чемпионата полиции Рио‑де‑Жанейро по стрельбе из пистолета… Таматеш,  какая коллекция!

Борел свысока взглянул на маленького толстяка – офицера службы безопасности – и язвительно улыбнулся:

– А откуда вам знать? Вдруг я и правда чемпион‑баскетболист.

– Ну и зачем вам все эти побрякушки? Собираетесь загнать их бедным невежественным кришнянам?

– Возможно, если окажусь на мели. Либо просто настолько ослеплю туземцев, что они сами отдадут мне все, чего ни пожелаю.

– Гм. Должен признать, что в этом мундире, да с подобными украшениями, вы и впрямь внушаете благоговейный трепет.

Феликс веселился в душе, глядя на кипящего от злости Абреу. Офицер был сильно раздражен потому, что не находил ни малейшего предлога задержать сидящего перед ним авантюриста в Новуресифи. «Слава богу, наша вселенная пока не так хорошо организована, чтобы нельзя было провернуть в ней фокус‑другой», – подумал Борел. Он с удовольствием подложил бы Абреу хорошенькую свинью, так как таил в душе иррациональное предубеждение против всех бразильцев, хотя чиновник и не виноват в том, что именно его страна стала ведущей земной державой. С откровенной насмешкой Борел ответил:

– Вы бы здорово удивились, расскажи я вам, сколь полезен бывает этот… э… этот маскарад. Служащие космопортов принимают тебя, как минимум, за начальника штаба Всемирной Федерации и кричат: «Сюда, сеньор! Без очереди, сеньор!» Это забавнее цирка.

– Ну, я не могу вас остановить, – вздохнул Абреу. – Однако по‑прежнему считаю, что у вас будет больше шансов уцелеть, замаскировавшись под кришнянина.

– И надеть зеленый парик и фальшивые антенны на лоб?! Нет уж, спасибо.

– Дело ваше. Не забудьте только про Положение № 368 правил Межпланетного Совета. Вы знакомы с ним?

– Естественно. «Запрещается передавать какому‑либо туземному жителю планеты Кришна любое устройство, приспособление, машину, инструмент, оружие или другое изобретение, грозящее прогрессом уже существующей на данной планете науке и технике». Продолжить?

– Hay* [1], вижу, что знаете. Имейте в виду: компания ни перед чем не остановится, чтобы предотвратить и покарать любое нарушение этого закона. Ранее «Виажейш Интерпланетариаш» мало следила за землянами, покидавшими Новуресифи, но теперь таков приказ Совета.

– Понятно, – зевнул Борел. – Если этот тип закончил просвечивать мой багаж, то я отчаливаю. Как удобнее добраться до Мише?

– Кратчайший путь лежит через Колофтские болота, но тамошние дикие племена иногда нападают на путешественников с целью ограбления. Поэтому вам лучше спуститься на плоту по Пичиде до Коу и следовать оттуда дорогой на юг.

– Обригаду* [2]. В республике Микарданд действует золотой стандарт, не так ли?

– Поиш сим* [3].

knijky.ru

Читать книгу Вечный двигатель Демида Толкачева : онлайн чтение

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц) [доступный отрывок для чтения: 1 страниц]

Вечный двигательДемид Толкачев

© Демид Толкачев, 2017

ISBN 978-5-4485-3232-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 1. Предложение

В пыльной пустой комнате царил полумрак. Голые обветшалые стены, испещрённые трещинами, угрюмо сходились к темному, почти чёрному потолку. Тусклый свет с трудом пробивался через грязные, забитые песком оконца, и освещал лежавшую в центре комнаты девочку. На вид ей можно было дать лет тринадцать. Белокурая, в кроссовках, джинсах и потрепанной светлой кофточке, она некоторое время не шевелилась, но вскоре медленно села и устало осмотрелась. Она не знала, что это за место, и не помнила, как здесь оказалась. Точнее, не хотела вспоминать.

Вглядываясь некоторое время в грязные оконца и слушая свистевший за ними ветер, девочка вновь улеглась на жёсткий дощатый пол в надежде забыться сном, но он никак не приходил. В конце концов, она поднялась на ноги, решив осмотреться. Из комнаты вело две двери: одна – на улицу, другая – в некое подобие кухни. Посуды, плиты или шкафов здесь не было – лишь пыльный, как и всё в этом доме, стол и полуразвалившийся от времени табурет. На столе стояли две бутылки с помутневшей водой и лежал завёрнутый в бумагу кусок чёрствого ржаного хлеба. В углу валялся тёмный изодранный плащ с капюшоном. Других помещений в доме не было.

С трудом открыв входную дверь, девочка увидела невеселый пейзаж: во все стороны, сколько хватало глаз, простиралась безжизненная песчаная пустыня. Горизонт застилало тёмной дымкой, порывы ветра то и дело поднимали в воздух мириады песчинок. Солнце скрывали серые пылевые облака, клубившиеся в вышине.

Прикрывая лицо рукой от ветра, девочка обошла дом со всех сторон: всюду, куда ни глянь, была одна и та же картина. Ни других строений, ни следов живого. Лишь почти ровная, местами холмистая песчаная пустыня и больше ничего.

Вернувшись внутрь, девочка села на пол и, не моргая, уставилась в одну точку. Просидев так некоторое время, она зашла на кухню, подняла с пола плащ, отряхнула его, накинула на себя и опять вышла из дома. Ещё раз внимательно осмотревшись, она быстро пошла по направлению к едва различимой на фоне песка короткой вертикальной линии.

Идти было сравнительно нетрудно: песок, в основном плотный, лишь временами заставлял выкарабкиваться из него, а в некоторых местах на поверхность выходили камни. Короткая линия, видневшаяся вдалеке и служившая сейчас ориентиром, порой полностью скрывалась за облаком песчинок, но всегда появлялась вновь.

Плащ не спасал от песка, который проникал повсюду. Кроссовки быстро наполнились им, но девочка продолжала приближаться к своей цели. Дом, где она очнулась, походивший снаружи на покосившуюся от времени избу, постепенно всё удалялся и через некоторое время превратился в жирную чёрную точку у горизонта. Взамен то, что выглядело издалека короткой линией, теперь можно было легко рассмотреть.

Девочка подошла к ней вплотную. Остановилась, некоторое время разглядывала её и даже потрогала её, точно желая убедиться в её реальности. Это была железобетонная стена. Точнее, её полуразрушенная часть, возвышающаяся одиноким столбом. Рядом виднелись не до конца скрытые песком куски ржавой арматуры.

Ещё раз осмотревшись, девочка отправилась к самому высокому из видневшихся поблизости холмов. Острые песчинки впивались ей в ступни, идти становилось всё труднее. Ветер усиливался. Некоторые его порывы чуть не сбивали девочку с ног, и ей приходилось останавливаться и закрывать лицо руками, защищая глаза.

Холм нельзя было назвать высоким. Скорее, это был просто обыкновенный, ничем не примечательный холм, выделявшийся лишь на фоне окружающей его равнины. Тем не менее, обзор с его вершины был весьма неплох. Взобравшись на неё, девочка увидела всю ту же унылую безжизненную пустыню. Однако сейчас было видно, что издалека, с самого горизонта сюда надвигается настоящая песчаная буря.

Девочка посмотрела назад, туда, откуда пришла. Ветхий дом потерялся из виду за поднимаемыми ветром пылевыми облаками. Вокруг заметно потемнело – то ли оттого, что пылинок в воздухе стало больше, то ли потому, что солнце клонилось к закату.

Долго не размышляя, девочка повернула назад. Теперь она шла ещё быстрее, временами переходя на бег. Дома всё не было видно, а песчаная буря неумолимо приближалась. Вскоре серо-жёлтая громадная клубящаяся волна перевалила через холм, на который недавно взбиралась девочка, и со скоростью легкового автомобиля устремилась вниз.

Девочка побежала. Настолько быстро, насколько вообще способна бежать девочка её возраста. Ветер нещадно хлестал её по лицу, ноги то и дело увязали по щиколотку в песке, но она не останавливалась. Однако песчаная буря всё равно постепенно догоняла её.

Вдали уже показались очертания покосившейся избы, когда песчаная буря настигла свою жертву. Девочка упала на живот и закрыла голову руками. Ураганный ветер чуть не сорвал с неё плащ. Дышать стало очень трудно, встать на ноги – практически невозможно.

Пролежав некоторое время неподвижно, девочка медленно поползла вперёд. Если бы она захотела осмотреться, то не увидела бы ничего дальше нескольких шагов от себя. Она ползла наугад, стараясь придерживаться того же направления, в котором бежала, и делала это с таким же упорством.

Буря не утихала. Тучи песчинок увлекались ветром в неистовый танец между небом и землёй. Оставалось только гадать, как та покосившаяся избушка до сих пор стоит и сама не превратилась в пыль, когда вокруг бушуют такие ураганы. Но девочка не думала об этом. Мысли хаотично вертелись в её голове, как песчинки в воздухе, переходя с одного объекта на другой. Единственное, в чём была она уверена и что знала наверняка – так это то, что нужно добраться до ветхого дома во что бы то ни стало.

Окончательно стемнело. Ураганный ветер вскоре сделался холодным, пробирающим до костей. Однако девочка по-прежнему ползла вперёд, словно не чувствовала холода. В окружающей темноте нельзя было рассмотреть даже пальцы собственной вытянутой руки, чего уж говорить о том, что заметить почти чёрное строение, пусть и в паре шагов от себя, было невозможно. Девочка легко могла проползти мимо, но ей повезло: она буквально упёрлась в заднюю стену дома. Ухватившись за неё, девочка поднялась на ноги и, пригнувшись, принялась обходить дом. Нащупав руками дверь, она с трудом открыла её, ввалилась внутрь и захлопнула дверь за собой.

Внутри дома была такая же непроглядная тьма, как и снаружи. Но девочка явно не боялась темноты. Она осторожно пробралась на кухню, нащупала на столе бутылку воды и сделала несколько глотков. Вода была противной на вкус и пахла какой-то прелостью. Поставив бутылку на место, девочка нашла кусок чёрствого хлеба, отломила немного и кое-как прожевала. Внезапно она скорчилась от режущей боли в животе и упала на пол. Её начало лихорадить, она прижала руки к груди и поджала ноги, неровно и часто дыша.

Всю ночь девочка провела на жёстком деревянном полу кухни, мучаясь от боли. У неё не получалось нормально заснуть, и она то дремала в каком-то болезненном беспамятстве, то вдруг приходила в себя и усиленно пыталась что-то понять и вспомнить. Лишь когда сквозь пылевые облака и забитые песком окна внутрь дома проникли первые слабые лучи восходящего солнца, боль прошла.

Некоторое время девочка продолжала лежать на полу, потом встала и вышла на крыльцо. Буря закончилась, хотя ветер по-прежнему свистел и поднимал отдельные облака пыли. В целом пейзаж не изменился, может быть, стал только ещё более пасмурным и угрюмым.

Девочка села у крыльца на плотный песок и долго, задумчиво вглядывалась в горизонт. Она понимала, что скверной воды хватит, в лучшем случае, на два дня, а значит, жить ей осталось самое большее пять дней. Но, как ни странно, этот факт волновал её не в первую очередь. Она не могла понять, что вообще здесь делает, и мысли об этом занимали почти всё её сознание.

Какое-то время спустя девочка боковым зрением заметила невдалеке от крыльца зелёную точку, выделявшуюся на фоне серо-жёлтого песка, сразу же стремительно подскочила и кинулась к ней. Спустя пару секунд она с замиранием сердца уже рассматривала её вплотную. Это была маленькая травинка: два крохотных листика на тонком стебельке. Порывы ветра нещадно трепали беззащитное растение, и было определённо непонятно, как его до сих пор не вырвало с корешком и не унесло прочь.

Повинуясь внезапному порыву, девочка зачерпнула ладонями песок с травинкой и, прикрывая её своим телом от ветра, побежала в дом. Аккуратно опустив растение на пол, девочка вновь выскочила наружу с тем, чтобы набрать ещё песка.

Вскоре травинка возвышалась над небольшой песчаной горкой. Девочка принесла из кухни воды и бережно полила растение. Теперь, казалось, ему ничто не угрожало.

Шли часы. Ветер тоскливо выл за мрачными стенами, солнце постепенно клонилось к закату. Девочка сидела на полу и практически неотрывно смотрела на травинку, точно всё теперь зависело от двух этих маленьких листочков, точно она была здесь ради них.

Через какое-то время девочка решила ещё раз полить растение, но когда наклонилась к нему, заметила, что один из листочков немного пожелтел.

– Нет! Нет, и не думай! – вырвалось у неё.

Она лихорадочно полила травинку и заметалась по дому в поисках чего-нибудь, что могло бы помочь маленькому растению. Заглядывая в тёмные углы, ощупывая стены и пол, она словно надеялась найти какую-то скрытую подсказку о том, что нужно делать. Однако старания не принесли результата.

В конце концов, она вернулась к травинке. За то время, что она металась в поисках ответов, второй листик тоже тронула желтизна, а первый был почти целиком жёлтый.

Сев на пол перед кучкой песка с ещё не успевшей подрасти, но уже медленно умирающей травинкой на вершине, девочка смотрела в тускнеющее окно. Она снова пыталась что-то вспомнить. Через какое-то время её вдруг точно осенило: вздрогнув всем телом, она удивлённо посмотрела на свои ладони, перевела взгляд на травинку, потом опять на ладони. Медленно поднесла их вплотную к травинке и зажмурилась. Просидев так с полминуты, девочка убрала руки от травинки и открыла глаза. Особых изменений не произошло, травинка лишь ещё немного пожелтела.

– Почему не выходит? Что я сделала не так? – в отчаянии девочка глядела на маленькое растение, которое всё быстрее покидала жизнь. Она не знала, как ему помочь.

Уже почти стемнело, когда первый листик оторвался от стебелька и упал в песок. Спустя пару минут то же произошло и со вторым. Девочка закрыла глаза ладонью и горько заплакала, точно потеряла лучшего друга. Внезапно откуда-то сверху раздался густой низкий голос:

– Ты не справилась!

– Что? – девочка полными слёз глазами осмотрелась, но вокруг никого не было.

– Ты не справилась! – делая ударение на каждом слоге, повторил голос.

Дом и всё, что в нём было, исчезло. Вокруг была лишь непроглядная тьма. Девочка чувствовала, что летит с громадной скоростью спиной вперёд. Это продолжалось недолго: чувство полёта резко сменилось на ощущение того, что она лежит на чём-то мягком. Тьма вокруг стала светлее, и девочка быстро поняла, что ничего не видит лишь потому, что её глаза закрыты. Открыв их, она увидела серый отштукатуренный потолок без побелки и солнечный свет, льющийся из расположенного прямо под потолком небольшого окна.

Девочка чувствовала тошноту и головокружение, но это не помешало ей сесть и осмотреться. Она находилась в небольшой, скромно обставленной комнате. В окне виднелась зелёная сочная трава, росшая на одном с ним уровне, а значит, помещение было полуподвальным. Рядом с кроватью, на которой девочка очнулась, стоял деревянный стул, на спинке которого висели джинсы и светлая кофточка – в точно такую одежду девочка была одета там, в доме посреди пустыни. Кроссовки стояли у кровати на бетонном полу. Из комнаты вела обитая листом железа дверь, с другой стороны которой доносились чьи-то голоса. Прислушавшись, девочка начала различать, что говорили за дверью люди.

– …ну так что теперь? – послышался чей-то баритон. – Есть план?

– Разбежимся, заляжем на дно, – после небольшой паузы ответил более низкий голос с лёгкой хрипотцой.

– Да, отлично, просто превосходно! – нервно воскликнул кто-то третий. – Всегда мечтал полежать на дне!

– Не психуй! – осадил его женский голос. – Нужно было допустить, чтобы это продолжалось?

– Нет, конечно, не нужно, чтобы это дерьмо продолжалось, но теперь мы в полной заднице!

– Всё могло быть хуже, – сказал обладатель низкого голоса с хрипотцой. – Мы все живы и даже здоровы.

– Конечно, и наши перспективы радужней некуда! – ехидно заметил наиболее нервозный из говоривших.

– Мы вполне можем свалить за кордон, – предложил кто-то, кого девочка пока ещё не слышала. – Я подготовлю документы. Немного «подшаманим» внешность – и нас не возьмут.

– Не так это просто, – заметил хозяин баритона. – На границе хороший досмотр. Спалят.

– Вот-вот, – согласился нервозный, – а на зону я не хочу!

– Не попадёт никто на зону, – возразил обладатель низкого голоса. – Не тот случай. Отсидимся, пока всё уляжется, и тогда можно будет за кордон.

Голоса стихли. Недолго думая, девочка оделась, обулась и, слегка покачиваясь от головокружения, толкнула дверь. Та открылась, представив её взору компанию сидящих за столом людей – пятерых мужчин и одну женщину.

– Проснулась? – спросил обладатель низкого голоса, сидящий напротив двери. – Как самочувствие?

– Нормально, – ответила девочка, заходя в обширную, но совершенно не уютную комнату, где расположилась компания, и глазея по сторонам. – Где я?

– В надёжном месте, – туманно ответил обладатель голоса с хрипотцой, а женщина, сидевшая ближе всех к девочке, спросила:

– Как тебя зовут?

– Саша.

– А меня Катя. Это Вадим, Лёха, Сергей, Даниил и Макс, – женщина по кругу представила всех, сидящих за столом. – Ты есть хочешь?

– Да, – с секунду подумав, ответила девочка.

– Присаживайся, не стесняйся, – Катя подошла к железному столику, на котором лежали кое-какие продукты, открыла рыбную консерву, отрезала пару кусков хлеба, налила стакан газировки и отнесла всё это на общий стол. Саша села на свободное место между Катей и Максом и, не стесняясь, как ей и сказали, принялась уплетать консерву с хлебом. Тошнота прошла, уступив место разыгравшемуся аппетиту – последний раз девочка ела давно.

Помещение, где стоял стол, явно не было ни кухней, ни гостиной. Вдоль одной из его стен проходили объёмные трубы, отгороженные железной решёткой. У другой стены располагались два металлических шкафа, а рядом с ними – детали от автомобиля и какие-то приборы и инструменты. Сами стены без покраски или обоев были такими же серыми, как пол и потолок, с центра которого свисала светодиодная лампа со стальным абажуром. Окон не было.

Сидящие за столом люди по большей части молчали, наблюдая за Сашей. Катя – бойцовая на вид женщина лет тридцати с острым носом, проницательными голубыми глазами и тёмными волосами, собранными в хвостик, – смотрела на девочку со смесью теплоты и жалости, точно на тяжелобольную, недавно пошедшую на поправку. Сидящий рядом Вадим одним своим видом давал понять, что именно он недавно отпускал нервозные реплики. Ровесник Кати, среднего роста, коротко подстриженный худощавый брюнет, он перебегал взглядом своих небольших карих глаз с Саши на остальных и негромко постукивал указательным пальцем по столу.

Лёха был самым молодым в собравшейся компании, не считая Саши. Худой и несколько долговязый, с немного вытянутым лицом и густой русой шевелюрой, он с интересом, оценивающе наблюдал за девочкой. По-видимому, именно он предлагал подготовить документы и уехать заграницу.

Сергей, напротив, был старше всех как по возрасту, так и по положению в группе. Его чёрные, не длинно и не коротко подстриженные волосы тронула седина. Испещрённое морщинами лицо, не бритое, по меньшей мере, месяца три, не выражало каких-либо определённых эмоций. Взгляд серых глаз был спокойным и уверенным. Обладатель низкого голоса с хрипотцой и крепкого телосложения, Сергей выглядел человеком матёрым, повидавшим многое на своём веку.

Сидевший слева от Сергея Даниил – хозяин баритона – был не намного младше своего приятеля. Наиболее мускулистый и широкоплечий из всех, выбритый почти налысо, с широким, массивным лицом, небольшим курносым носом и слегка утопленными голубыми глазами, он также выражал своим видом силу и спокойствие.

Макс – молодой блондин с приятной внешностью, расположившийся справа от Саши, – выглядел приветливым и добродушным. Щетина трёх дней небритости не делала его неопрятным – напротив, очень ему шла. Саша пока не слышала, чтобы он участвовал в разговоре.

– Всё помнишь? – спросил у Саши Сергей, когда та доедала консерву.

– Ну да, кажется, – прожевав, ответила девочка. – Я долго спала?

– Часов семнадцать или восемнадцать, – ответил ей Лёха.

– Есть, куда идти? – продолжил опрос Сергей.

Саша отрицательно покачала головой, поглощая газировку.

– Беспризорницей была? – поинтересовался Даниил.

Девочка опять покачала головой и спустя несколько секунд добавила:

– Просто всех убили.

Сергей чертыхнулся сквозь зубы и переглянулся с Катей, Макс вздохнул, а остальные не выразили видимых эмоций. Саша допила газировку, сказала: «Спасибо», после чего уставилась в одну точку на столе, словно усиленно что-то вспоминая или анализируя. На некоторое время в комнате воцарилось молчание. Его прервал Сергей:

– Думаю, пора… Кать, на пару слов, – он уже привстал из-за стола, но в этот момент Саша улыбнулась, точно обрадовавшись внезапно возникшей идее, и заговорила:

– Я хочу сказать, что очень вам благодарна за то, что вы вытащили меня оттуда… Всем вам. У вас ведь теперь проблемы, так?.. Я кое-что слышала, что может вам пригодиться… Вчера утром, Пётр рассказывал этому… не помню, второму. В общем, он говорил, что их коллеги из правого крыла сделали, эм… не знаю, какой-то набор терминов. Короче, он говорил, что это невероятный прорыв в науке, и эта штука всем нужна, что она сделает «Звезду Кассиопеи» самой богатой компанией в мире. И ещё, что учёных из правого крыла с этой штукой завтра перевозят в другую лабораторию, или на завод… Точно помню, он сказал, что где-то между одиннадцатью и двенадцатью вечера они будут проезжать по федеральной трассе А582 в шести километрах северо-восточнее Новомитрофанского, а там у одного из учёных семья, но повидаться с ними он всё равно не сможет…

Где-то с полминуты длилась гробовая тишина, которую прервал Даниил:

– Как ты об этом узнала?

– Говорю же, я слышала, как Пётр рассказывал это своему коллеге.

– Он вот так просто говорил это при тебе? – недоверчиво спросил Лёха.

– Они не думали, что я куда-то денусь, – парировала Саша и добавила: – Зачем мне врать?

Возникла ещё одна короткая пауза, которую на этот раз нарушил Вадим:

– Я не понял, ты что, предлагаешь нам грабануть их, что ли? – приподняв бровь и глупо усмехнувшись, спросил он.

– Я ничего не предлагаю, – Саша замахала руками. – Просто рассказала, что слышала… Вдруг пригодится…

– Хорошо. Иди, полежи ещё. Тебя позовут, – переглянувшись с остальными, сказал Сергей.

– Ладно, – Саша улыбнулась, зашла в комнату, где недавно пришла в себя, и прикрыла за собой дверь.

Некоторое время она не могла разобрать, что говорили в соседней комнате после её ухода, хотя слышала, что там шёл оживлённый, но тихий разговор, скорее даже спор. Однако, как и бывает в спорах, вскоре его участники начали повышать голос, и понять их стало несложно.

– …и что, что с того? Где гарантия, что девчонка не врёт? – первым громко заговорил Вадим.

– Да не врёт она, – тише, но всё же различимо для Саши, сказал Даниил.

– Она ребёнок. Может поверить в то, что сама и придумала, – возразил Сергей.

– Вот и я о том же! – воскликнул Вадим. – План вполне неплох, я за, но как можно ей верить? Наверняка её накачивали всяким дерьмом, так что это большая удача, что она вообще говорит, а не блеет овцой!

– Вряд ли на ней испытывали психотропы, – встряла Катя. – Выглядит она адекватной.

– Это не важно, – сказал Сергей. – Не ты ли ещё полчаса назад ныл, как всё плохо, а, Вадя? Теперь продолжения банкета захотелось?

– Конечно, всё было плохо! Потеряли работу, попали в розыск, а взамен что?..

– Значит, ты был бы не против и дальше защищать их гестаповские задницы!? – вспыхнула Катя. – Ты сам видел, как Проскура и Антон выносили оттуда два детских трупа!

– Да против я, сколько повторять! И потому сейчас я за план! Если всё так, как она сказала, мы не дадим этим ублюдкам из «Звезды Кассиопеи» навариться, а сами получим заслуженные денежки! Макс уже предложил два возможных канала сбыта, зависит от того, что за хренотень они там разработали…

– Ха, типа, сделал хороший поступок – сделай и плохой? – усмехнулся Лёха. – Давненько я по-крупному не нарушал закон, видимо, пора! Меня только одно смущает: слишком уж точно она назвала место и время, мог ли Пётр такое сказать?

– Девчонка что-то замышляет. Это факт, – после небольшой паузы раздался голос, который Саша ещё не слышала. Видимо, говорил Макс.

– И что же? – спросил Вадим.

– Без понятия. Но не против нас. Сколько до туда, Леха? Километров триста? За два часа доедем. Времени подготовиться валом. Я не за и не против, но план реален.

– Мне не понятно ещё и то, почему я не был в курсе переезда, – после очередной паузы сказал Сергей.

– Мы охраняли саму лабораторию. За внешние перемещения отвечает Подольский, ты же знаешь, – объяснила Катя.

– Отвечал. Данила вышиб ему мозги при отступлении, – поправил Сергей. – И всё же, теперь их планы наверняка изменились.

– Ага, но переезд они не отменят. Лаборатория знавала и лучшие времена! – хмыкнул Даниил.

– И то верно, – согласился Сергей.

Голоса не некоторое время смолкли. Саша сидела на кровати и ждала, что будет дальше. Похоже, её «простой рассказ» сработал именно как предложение, причём заманчивое. Теперь осталось дождаться их решения.

– Что ж, приедем на точку, осмотримся и там решим, – сказал, наконец, Сергей.

Возражений не последовало: видимо, такой план устраивал всех. Спустя минуту дверь к Саше открыла Катя, а Сергей, стоявший рядом, сказал:

– Поедешь с нами.

– Ладно, – без вопросов согласилась девочка.

Через четверть часа компания уже выходила из полуподвала, где они, судя по всему, подготовили временное укрытие на случай проблем с законом. Саша обратила внимание на висевший у двери бумажный календарь за 2039 год. Кто-то заботливо передвинул указатель даты на текущее число – 6 июня. Бумажные календари довольно давно были не в моде, и наличие здесь такого выглядело немного странно.

Выйдя вслед за остальными наружу, Саша остановилась. Пред её взором предстал умиротворяющий пейзаж: заросли густого кустарника по обе стороны грунтовой дороги, в сотне метров примыкающей к асфальтированной, за которой простиралось зелёное поле, обрамлённое лесополосами и залитое светом послеполуденного солнца. В голубом небе очень медленно плыли разрозненные стайки кучевых облаков. Справа посреди кустов к грунтовке примыкал высокий гараж. Здание, где находился полуподвал, – двухэтажный многоквартирный дом – выглядело нежилым: в некоторых окнах не было стёкол, по стенам, испещрённым мелкими трещинами, вился плющ, на крыше виднелась трава и даже ростки деревьев. Других строений отсюда заметно не было. Вокруг стояла тишина, нарушаемая лишь отдалённым пением птиц. Судя по всему, это был один из заброшенных посёлков.

– Сменил номера? – поставив на землю два больших кейса, спросил Сергей у Макса, открывающего ворота гаража.

– Ещё утром.

– Молодец. Документы у всех есть, кроме неё?

– Ага. Ей по дороге сделаю, – ответил Лёха, поднося к гаражу ещё один схожий кейс.

В гараже стоял серебристый фургон, напоминающий маршрутное такси. В его пассажирском отсеке действительно были сиденья, но меньше, и располагались они по-другому. Кроме того, в передней части отсека находился небольшой столик.

Сергей, а следом Лёха, загрузили внутрь фургона кейсы, Катя – здоровенную сумку, а Вадим и Даниил – по походному рюкзаку. Лёха сразу раскрыл свой кейс и принялся доставать из него различную компьютерную технику, остальные же просто поставили ношу на пол. Вадим сел рядом с Максом, занявшим место водителя, Сергей и Даниил – в конец фургона, Лёха оккупировал столик и близлежащее сиденье, Катя разместилась поблизости и тоже стала доставать из своей сумки какие-то компактные приборы, а Саша села сбоку у окна. Макс выкатил фургон из гаража, вышел закрыть ворота, вновь вернулся на водительское место и направил автомобиль на асфальтированную дорогу.

– Ну что, прокатимся с ветерком! – весело заметил Вадим, чья нервозность, похоже, временно улетучилась.

– Макс всегда гонит на максимуме! – с выражением самодовольного кота на лице отозвался Макс, быстро и уверенно набирая скорость. – Вам телек включить?

– Давай, – согласился Сергей.

Под потолком прямо в воздухе появилось чёткое прямоугольное изображение и послышался звук, доносившийся, по-видимому, из двух маленьких чёрных бугорков, расположенных над окнами. Макс несколько раз переключил каналы и остановил выбор на новостях. Лёха, тем временем, уже подключил все свои гаджеты и обратился к девочке:

– Тебе сколько лет?

– Тринадцать.

– Значит, делаем паспорт, – парень достал смартфон и направил его объектив на Сашу. – Улыбочку!

Сделав снимок, он положил смартфон на столик рядом с проекционной клавиатурой, на которой принялся что-то молниеносно набирать. Впрочем, проекция клавиатуры создавалась вполне материальным QLED-монитором, а рядом так вообще лежала беспроводная оптическая мышь, которая считалась чуть ли не раритетом.

По телевизору, между тем, молодая симпатичная дикторша деловым тоном вещала:

– Сегодня в рамках внеочередного расширенного заседания совета безопасности ООН состоялось обсуждение вопроса о планируемом вступлении Ирака в Евразийский союз1   Евразийский союз (ЕАС) – военно-экономический блок, созданный Россией, Индией и Китаем для «обеспечения стабильного экономического развития и безопасности». Устав ЕАС во многом был скопирован с устава НАТО. В соответствии с ним, в случае нападения на любого из членов ЕАС остальные страны союза гарантировали военную помощь против агрессора. Полноправными членами ЕАС на 06.06.2039 г. являлись: Россия, Китай, Индия, Белоруссия, Казахстан, ОАЭ, Иран, Сирия, Северная Корея и Вьетнам. Пакт об ассоциации с ЕАС, предусматривающий экономическое сотрудничество и рассмотрение вопроса о предоставлении военной помощи в случае внешней агрессии (но не гарантирующий такую помощь), подписали: Алжир, Ангола, Эквадор, Ливия, Нигерия, Куба и Венесуэла.

[Закрыть]. Госсекретарь США Рейчел Боумен выступила с резкой критикой, заявив о недопустимости содействия правительству страны, где разрабатывается бактериологическое оружие. Представители других государств Североатлантического Альянса поддержали её выступление, также упомянув и о масштабных нарушениях Багдадом прав человека. Напомним, что пока только Индия не дала официального согласия на вступление Ирака в ЕАС. Премьер-министр страны Джаганнат Банерджи на выступлении в парламенте 27 мая заявил, что в течение месяца будет ждать от своих западных партнёров доказательств наличия в Ираке какого-либо оружия массового поражения, и если они не будут представлены, он незамедлительно приступит к рассмотрению процедуры подписания всех необходимых документов. Глава ЦРУ Джон Макмиллан пообещал представить убедительные доказательства, однако большинство российских экспертов высказываются по этому поводу скептически, указывая, что пока ещё ни одно из сделанных за последние полвека заявлений о наличии у Багдада запрёщённых вооружений не подтвердилось. Сегодняшнее заседание совета безопасности не внесло конкретики в рассматриваемый вопрос, резолюция пока не была принята.

Картинка сменилась. Теперь на виртуальном экране показывали расположенные в поле нефтяные вышки, а дикторша за кадром продолжала:

– К другим новостям. Цена на нефть впервые превысила отметку в 500 долларов за баррель. Этому способствовало поэтапное сокращение экспорта чёрного золота основными нефтедобывающими странами.

Нефтяные вышки уступили место толпе людей в окружении электронных табло и виртуальных мониторов на одной из международных бирж, а дикторша вещала дальше:

– Эксперты, оценивающие ситуацию на международных биржах, прогнозируют дальнейший рост цен на нефть в обозримом будущем. Во многих странах бензин значительно подорожал и уже стал предметом роскоши, однако наши автолюбители могут быть спокойны: в соответствии с указом президента России Андрея Иванова цены на горючее останутся неизменными до конца года.

Саша взглянула в окно, за которым мелькали деревья и столбы линий электропередачи. Фургон пару раз свернул и теперь ехал по широкой загородной трассе. Макс действительно вёл его очень быстро, намного быстрее технических возможностей обычной маршрутки, и большинство легковых машин, едущих в том же направлении, оставалось позади.

По новостям заканчивали передавать прогноз погоды, когда сравнительно небольшой 3d-принтер, который Лёха расположил под столиком, протяжно заскрипел. Спустя минуту парень извлёк из него пластиковую карточку и протянул её Саше со словами:

– Ну вот, готово.

Девочка взяла её и принялась разглядывать. Карточка выглядела как самый настоящий электронный паспорт, который вот уже почти десять лет как обязан был иметь каждый гражданин, достигший двенадцатилетнего возраста: фотография слева, чип по центру, мелкими чёрными буквами пропечатаны идентификационный номер, фамилия, имя, отчество, дата рождения и место прописки.

– Он настоящий? – Саша недоверчиво посмотрела на Лёху.

– При сканировании проблем не будет, – безапелляционно заявил тот.

– Эмм, теперь меня зовут Алёна? Алёна Васильевна Мищенко?

– Ну да, мне это имя нравится, – пожал плечами Лёха. Спустя пару мгновений он лукаво улыбнулся и указал на Даниила со словами:

– Кстати, по поводу остального: познакомься, это твой отец.

– Не понял? – приподнял бровь Даниил.

– А что, по возрасту ты подходишь, да и внешнее сходство есть, пусть и небольшое. Нужно же какое-то объяснение того, что она делает в нашей компании?

– Да у меня и так двое, теперь она добавилась?

– Эй, не путай Данилу с Васей! Сейчас ты Вася, а у Васи ещё десять минут назад никого не было. Теперь ты отец-одиночка. Запомнишь?

– Придётся, чёрт возьми, – недовольно пробурчал Даниил, явно не испытывающий восторга от необходимости запоминать что-то про Васю и его семью.

Лёха развернулся обратно к своему компьютеру, вывел на экран какую-то карту со значками и сказал Максу:

– Через три километра поворачивай налево.

– Окей.

Саша с нескрываемым любопытством заглянула через плечо парня в монитор и спросила:

– Это навигатор?

– Что, это? Нет, навигатор и у него есть, – Лёха кивнул в сторону Макса. – Это, – он заговорщически подмигнул Саше, – геоинформационная система ГИБДД!

– Серьёзно? Но ведь к ней нельзя просто так получить доступ!

– Ага, а расположение постов только определённые чины могут видеть, и что? – Лёха самодовольно улыбнулся. – У меня всё есть! Как я тебе паспорт сделал бы, не имея админского доступа к паспортной базе данных?

– Значит, ты хакер?! – со смесью изумления и восторга воскликнула Саша.

iknigi.net

Читать книгу Вечный двигатель »Смирнов Алексей »Библиотека книг

Вечный двигательАлексей Смирнов

Смирнов Алексей

Вечный двигатель

Алексей Смирнов

Вечный двигатель

...Он ходит - брешет, ест - брешет...

...Возьмем для примера хоть одно такое выражение: согнуть в бараний рог. Что нужно сделать, чтобы выполнить эту угрозу? Нужно перегнуть человека почти вчетверо, и притом так, чтоб головой он упирался в живот, и чтоб потом ноги через голову перекинулись бы на спину...

...Но, скажут мне, как же вы не понимаете, что выражение "в бараний рог согнуть" есть выражение фигуральное? Знаю я это, милостивые государи! знаю, что это даже просто брех.

М.Е. Салтыков-Щедрин "Господа Ташкентцы"

Керю засекли в общественном привокзальном туалете, куда он пришел за тем же, за чем приходят обычные люди. Справив нужду, Керя возвысился интеллектом до анализа элементарных ощущений, после чего его действия стали несколько отличаться от поступков заурядных смертных. Дело в том, что сверхчеловеческие настроения, успешно перепрыгнув через стадию человеческих, без всякого на то основания определяли Керино поведение, сколько он себя помнил. Нет, он ни о чем таком даже не задумывался, так как думать не любил вообще, он просто сразу вел себя образом достойным, по его смутным догадкам, сверхличности. Итак, сперва он ознакомился с типичными образчиками сортирного граффити. Лейтмотивом был отчаянный, многократно повторенный призыв: "Я голубой. Приходи сюда в 22.00 10 августа". В некоторых вариантах это сообщение расцветало пышным цветом, украшенное многими важными подробностями с целью показать товар лицом, в других - сокращалось до самих по себе дат и часов, но суть не менялась. Остальные надписи сводились к напоминанию о существовании в природе половых органов.

Крохотные кнопки-наушники ласкали Керин слух "металлом". Керя достал авторучку, приоткрыл рот и написал на стенке:"Я отсношаю все, что двигается, и выпью все, что жижей асфальту". Отступив на шаг, он убедился, что великое видится на расстоянии. С этой мыслью Керя, конечно, не был знаком, ему просто очень понравилось написанное. Тут некто сзади потрепал его по плечу, Керя быстро развернулся и увидел здоровенного мужика, одетого в бесформенную спецовку. Судя по выражению лица, мужик уже на протяжении какого-то времени пытался докричаться до Кери, но тот, завороженный лязгом листового железа, не расслышал.

- Что это ты здесь написал? - строго спросил озадаченный мужик.

- Чего надо?- Керя хорохорился, но, будучи трусом, с испугу позабыл избавиться от наушников.

Мужик нетерпеливо махнул рукой, схватил стальную тонкую полосочку вместе с пучком волос, рванул.

- Что ты нацарапал на стенке, командир?

- А че надо-то?- крикнул Керя вместо ответа, чувствуя, что запросто может огрести люлей.

- Да ничего не надо,- мужик вдруг как-то успокоился.- Я тебя про надпись спросил.

Керя не знал, как поступить. С одной стороны, спокойствие мужика толкало его на законный, привычный акт агрессии. С другой стороны, бугай был тот еще. "Пидорас,- внезапно догадался Керя.- Клинья подбивает".

- Все пишут - мне и захотелось,- вяло объяснил Керя, ища возможности слинять куда подальше.

- Пиши сколько влезет,- возразил мужик.- Я тебя не о том спрашиваю. Меня сам текст удивил.

- Чего в нем такого-то, в тексте,- Керя в искреннем непонимании пожал плечами.

- Ну, вот ты пишешь, что отсношаешь все, что двигается. Мне и непонятно. Я вот двигаюсь, например. И что?

"Точно активный,- ужаснулся Керя.- Пропал я, в натуре - сейчас он мне оформит".

- Ничего,- ответил он мужику дрогнувшим голосом.

- Как так - ничего?- мужик широко распахнул глаза.- На хрена ж тогда писать?

- Все пишут, я тоже написал, - с аргументацией у Кери было не слишком хорошо.

- Но ты ж другое написал, не то, что все,- напомнил мужик.

- Какая разница-то?- Керя бессмысленно топтался на месте, не находя выхода из создавшегося положения.

- Разница серьезная,- мужик погрозил ему пальцем.- Говорю ж тебе - я двигаюсь.

- Я не про вас,- Керя попробовал в меру способностей защититься.

- А почему я должен тебе верить?- удивился тот.- Ты же сам написал: "все, что двигается". Между прочим, двигается еще много чего. Двигаются люди, собаки, лошади, машины, поезда. Самолеты, ракеты, тектонические пласты. Растения, реки и воздушные массы тоже двигаются. Двигается вся планета целиком, и даже сама Вселенная не стоит на месте. Как же быть?

Если бы Кере было известно значение слова "демагог", то именно так он, без сомнения, назвал бы опасного собеседника. Но ему не пришлось в свое время обогатить свой словарный запас этим словом. Поэтому Керя наливался злостью и все больше убеждался в том, что здоровяк имеет на него виды и в настоящий момент плетет разную чушь, усыпляя бдительность и заговаривая зубы.

- Ты хоть знаешь, что мысль как таковая материальна?- мужик вздохнул.Не понимаешь, конечно. Ну, представь себе, что она такая же, как колбаса, скажем, или кастрюля с супом. Все равно непонятно?

- Че ты гонишь-то,- буркнул Керя, глядя в пол.

- Может, пословицы тебе напомнить?- не отставал мужик. - Слово не воробей. Знаешь такую? Или вот: что написано пером - не вырубишь топором. Думаешь, народ - сплошные дураки?

- Народ-то причем?- не выдержал Керя. - Какого хрена ты ко мне пристал?

- Действительно,- вдруг опомнился мужик. - Чего ради, спрашивается? Ну, стало быть - точно не про меня?

- Сказал же, - кивнул Керя.

- Ну, слава Богу,- мучитель вдумчиво перекрестился. - И на том спасибо. Так что - ты сейчас, небось, пойдешь куда-нибудь?

Керя что-то невнятно пробормотал.

- А я ведь не простой мужик, - заявил неожиданно собеседник. Керя молчал, не зная, что на это сказать. - Впрочем, это не твоего ума дело. Я лишь только хочу тебя предупредить, что тебе не повезло.

- Как это - не повезло? - осведомился Керя подозрительно.

- Никак. Не повезло, и все,- отрезал мужик.- Ну, иди куда хотел. Задерживать не буду.

Не говоря ни слова, Керя скользнул мимо него бочком и, тяжело задышав, выпрыгнул на свободу. Он не собирался убегать, но против своей воли побежал, не разбирая дороги. Только через несколько минут он смог собраться с силами и оглянуться: никто его не преследовал. Керя перешел на быстрый шаг. Наушники болтались на шее, и что-то в них настойчиво, безумно пищало. Керя, не останавливаясь, сорвал их, сунул как попало в карман и начал искать какую-нибудь лавочку, где можно посидеть и собраться с мыслями. Как раз последнего делать не стоило: когда лавочка, наконец, была обнаружена и Керя сел на нее, прислушиваясь к боли от вырванных волос, явились мысли, и мысли странные, щедро окрашенные необычными страхами.

Самодовольный голубь спланировал на мелкий гравий дорожки прямо перед Керей. Он отряхнулся, заворковал и начал прохаживаться туда и обратно, делая вид, будто занят поисками съестного. Керя прикипел к месту, все возможные качества и характеристики голубя затмились в его сознании единственным фактом: глупая птица двигалась. Он чувствовал, что в настоящий момент движение как таковое является для него самой важной на свете вещью. Голубь притворялся, это было ясно и дураку. Чего он вдруг, ни с того, ни с сего, надумал ворковать? Поблизости не было никакой живности, за исключением Кери. Значит, это ради Кери распушилось голубиное жабо, тускло сверкающее бензиновыми красками?

Керя вскочил на ноги, и перепуганный голубь моментально взвился в небо - утешение сомнительное, ибо Керя ощутил в себе способность слышать непрекращающуюся музыку жизни, кипевшей в траве, зарослях кустарника, воздухе. Под тонким слоем земли с мягким шуршанием скользили влажные кольчатые черви с красноватой кожей. В лучах заходящего солнца роилась недолговечная мошкара, почти до невесомости легкая, охочая в последние часы своей жизни до всевозможных плотских утех. В листьях прятались пухлые воробьи, чирикавшие застенчиво и невинно. Керя вытер пот со лба и поспешил куда подальше от этого непристойного ужаса. "Сука, он меня загипнотизировал,- билось у него в голове. - Сучара, сучара, он меня заколдовал".

Вскоре начался город; первые же явления цивилизации едва не лишили Керю жизни: трамвай, кокетливо вильнув кормой, чуть было не швырнул его к устам второго, встречного, что из последних сил спешил на свидание. Керя, не помня себя, бегом пересек проезжую часть и втиснулся в старый автобус, где его сдавили жарким и душным кольцом. Пассажиры пробирались к выходу, шарили в карманах в поисках мелочи, чесались и поудобнее устраивались, однако для Кери вся их деятельность сводилась к недвусмысленному механическому трению о разные части его тела. Готовый расплакаться, он испытал невольное возбуждение, которое, увы, не сопровождалось обычным в таких случаях разгулом фантазии. Керя понял, что краснеет. Такого за ним не водилось; сквозь зубы он выматерился и стал отчаянно проталкиваться к дверям. Он проехал всего лишь одну остановку, но и ее оказалось достаточно, чтобы дать себе слово никогда впредь не ездить в общественном транспорте.

Стараясь не смотреть на выхлопные трубы автомобилей, порождавшие нежелательные ассоциации, Керя отправился домой пешком. Он умышленно выбирал самые темные, самые безлюдные переулки, с облегченным сердцем пересекал заболоченные пустыри, хотя даже в этих обойденных жизнью местах нет-нет, да находилось что-нибудь, способное передвигаться. На одном из пустырей Керя стал свидетелем собачьей свадьбы; при виде незнакомца партнеры как по команде прекратили свое занятие и выжидающе уставились на него. Стиснув кулаки, Керя степенно прошагал мимо них, помня, что от собак ни в коем случае нельзя убегать. Когда он смог вздохнуть спокойно, откуда-то вырулил маленький трактор с огромным ковшом и заинтересованно протарахтел в направлении Кериного дома. Керя вновь разволновался, и не зря: на подступах к дому он увидел, что распутная машина остановилась прямо напротив его подъезда и многозначительно попыхивает дымком. Подобно молнии ворвавшись в двери, он прыгнул в лифт и впился в кнопку неверным пальцем. Двери сомкнулись, лифт начал подъем. То, что лифт способен двигаться, дошло до Кери только когда лифт остановился между этажами. С оглушительным хлопком лопнула лампочка, в кабине стало темно. "О черт,- забормотал Керя.- Ты, придурок, какого хрена ты встал, давай поезжай." Лифт не шевелился. Он определенно ждал каких-то Кериных действий, и застрявший в изнеможении опустился на пол, догадавшись. "Крыша поехала",- подумал Керя безнадежно и расстегнул штаны. Поскольку вовлечь саму кабину в сексуальные игры не было никакой возможности, Керя с великим трудом сосредоточился на каком-то абстрактном, слабо эротичном объекте и приступил к заведомо бесплодному занятию. Дело не клеилось, Керя взмок от напряжения, вызванный образ оказался нестойким и постоянно заменялся какими-то прессами, ходовыми частями непонятных механизмов, парящими птицами и падающими звездами. В конце концов пытка закончилась, и лифт, вздохнув с неподдельным человеческим удовлетворением, доставил Керю на нужный этаж. В пути пассажиру стало плохо: он представил, что с ним будет, если все прочие предметы, умеющие перемещаться, потребуют от него внимания в такой же форме.

Очутившись в квартире, Керя перво-наперво наглухо запер дверь, зашторил окна и принялся бродить в квартире, разыскивая признаки малейшей двигательной активности. Вспомнив об электронах из школьного курса физики, он отключил холодильник и погасил свет. С замиранием сердца щелкнул кнопкой телевизора и в панике отшатнулся: украинский фольклорный ансамбль лихо отплясывал национальный танец, усатый хохол в шароварах пошел вприсядку столь откровенно, что Керя обесточил прибор и повалился на кушетку. С улицы просачивался многообещающий шум троллейбусов и легковых автомобилей, в поднебесье застрекотал вертолет. "Этот-то откуда взялся, - Керя стиснул голову в ладонях.- Отродясь тут не летал". Скрипнул потолок: соседу сверху, похоже, не спалось, и он нарочно мерил свою комнату шагами - взад-вперед, взад-вперед. За стенкой отвернули кран, и полилась вода - сперва, как точно понял Керя, очень холодная, потом добавили горячей, и сделалась тепленькая, приятная, и так бы ей литься и литься всю жизнь, покуда не иссякнут истомившиеся резервуары водохранилища...Керя заскрипел зубами, нашел снотворные таблетки и проглотил одну за другой целых три штуки. Круглые колесики, сталкиваясь и отскакивая друг от дружки, покатились к желудку, порождая нестерпимое желание проникнуть в собственный нагретый, протяженный пищевод и там догнать шаловливые кругляшки, а после их...а после...с ними...Керя сидел, раскачиваясь, и глядел в темноту слепыми глазами, стараясь пореже моргать: короткое, упругое движение век деликатно напоминало, что оно, какое-никакое, но тоже движение, и склонно заявить свои права на должное отношение...в какой-то раз моргнув, когда уже не оставалось мочи терпеть, веки не разомкнулись, и Керя провалился в сон.

Наступившее утро ничем не смогло его утешить. Керя метался по квартире, будто в бреду. Он подумывал вызвать врача, но при одной только мысли об отверстиях в телефонном диске к горлу подступала тошнота. Решение тем временем напрашивалось само собой, и Керя, когда оно добралось наконец до самых тонких областей его запущенной коры, вылетел из дома, в чем был. Теперь ему стало поспокойнее, благо обозначилась какая-то цель. Он всей душой надеялся, что едва он только сотрет, соскоблит, зачирикает злополучную надпись, все встанет на свои места.

Керя несся столь стремительно, что его собственное высокоскоростное движение предохраняло его от влияния движений посторонних. Добежав, он распахнул державшуюся на честном слове дверь и бросился к исписанной стене. Надпись никуда не исчезла, и Керя, дрожа от нетерпения, уже полез за ручкой , когда взгляд его наткнулся на слова, которых прошлым вечером не было. После письменного Кериного обещания кто-то дописал:"Хорошо, приду. Вечный Двигатель". "Выеживается, падло",- подумал Керя, имея в виду вчерашнего фокусника. Он стал остервенело закрашивать слова: сначала - свои, затем ответ нравоучительного урода. Получилось отменно: очень скоро сам черт не разобрал бы ни буквы в образовавшейся громадной кляксе. И не заставил себя ждать результат: внутри, на уровне солнечного сплетения, как будто немножечко отпустило, как будто стало малость полегче - пока не совсем еще легко, но лучше, право, лучше. Керя осторожно шагнул за порог и чуть не столкнулся с невысоким пожилым человеком - сильно сутулым, в очках, шляпе и с длинной рыжей бородой. В правой руке у него был такой же пожилой саквояж, в левой - старомодный черный зонт. Керя, ничего не говоря, пошел обратно в направлении города, старик увязался следом.

www.libtxt.ru